ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Фотогалерея | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления | ВидеоE-mail


В Лазареву субботу митрополит Константин совершил литургию в храме великомученика Пантелеимона г. Петрозаводска

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

23 апреля, в субботу воспоминания воскрешения Лазаря Четверодневного Господом нашим Иисусом Христом, митрополит Петрозаводский и Карельский Константин совершил литургию свт. Иоанна Златоуста в храме великомученика и целителя Пантелеимона микрорайона Древлянка г. Петрозаводска. Его Высокопреосвященству сослужили священники храма, секретарь Главы Карельской Митрополии иерей Константин Павлюченко и протодиакон Владимир Морозов.

За усердное служение Церкви Божией, на малом входе митрополит Константин наградил штатного священника храма вмч. Пантелеимона иерея Олега Смирнова правом ношения набедренника.

Евангельское чтение этого дня напомнило собравшимся о воскрешении Господом Своего друга - Лазаря Четверодневного

После отпуста Владыка обратился к прихожанам с проповедью о воспоминаемом событии:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие отцы, братия и сестры! Вот уже прошла, пронеслась святая четыредесятница Великого поста. Сегодня Лазарева суббота, завтра Вход Господень в Иерусалим, и наступают совершенно особые дни Страстной седмицы. И, прежде чем войти в эти страшные дни, ответственные и насыщенные, Церковь подкрепляет нас воспоминанием великого и радостного праздника Входа Господня в Иерусалим, которому предшествует Лазарева суббота.

Эти два понятия, о которых мы сегодня слышали в Евангелии от Иоанна: смерть и радость – в нашем обычном человеческом восприятии совершенно несовместимы. Они друг другу противоречат. Каждому из нас приходилось переживать смерть родственников. Вы знаете, какое это горе, какая на сердце тоска, какая невосполнимая никем потеря. И вот мы слышим о том, что Иисус Христос обращается к окружающим, в первую очередь сестрам, Марфе и Марии: «Брат ваш умер. Но это к славе Божией».

Как это могло быть? Мы знаем о земной жизни Иисуса Христа, что у Него крайне мало было таких мест, где Он мог бы приклонить Свою главу – голову Творца мира, голову Сына Божия, голову Того, Кем сотворена не только земля, но и вся Вселенная. И таким прибежищем, наполненным уютом, теплотой и гостеприимством, был дом Лазаря, в котором тот проживал со своими сестрами Марфой и Марией.

Наверное, Лазарь был человеком благородным, с чистым сердцем, прекрасной, отзывчивой душой, потому что он сподобился именоваться другом Божиим. И когда сестры посылают Иисусу Христу сообщить, что Лазарь заболел, то они говорят не «Лазарь», а «тот, которого ты любишь».

И вот, в этот дом, в котором Иисус Христос находил иногда отдохновение, тоже пришло горе. По-видимому, болезнь протекала как-то невероятно быстро и тяжело. Сестры, пославшие сообщить Господу о болезни своего брата, не сомневались, что Он сразу же придет, или помолится, или учеников Своих пошлет для исцеления их брата. Но помощь замедлила, болезнь быстро развивалась, и вот уже Лазарь во гробе. Можно себе представить настроение этих сестер, их переживания, представить, что они помышляли об Иисусе Христе, Который раньше исцелял словом или каким-то действием, например, возложением рук, совершенно незнакомых Ему людей. Например, десяти прокаженных, какого-то слепого, какого-то расслабленного, которого спустили на носилках, болящих в Храме, которых Он по имени не знал. А тут друг Христов, в чьем дому Он так часто останавливался, умер и лежит в гробу.

Через два дня Христос говорит апостолам, что Лазарь уснул. Слово «уснул» (по церковно-славянски «успе») имеет двойное значение. Это и смерть – успение до Второго Пришествия – и сон. Ученики Христовы уцепились за это второе значение. Мы знаем, что если человек болеет и крепко засыпает, то это значит, что организм отдыхает, набирается сил – это к выздоровлению. И они тут же обрадовались и сказали: «Если уснул, значит выздоровеет». Наверное, они тоже любили гостеприимный радушный дом Лазаря и его двух сестер. Тогда Иисус Христос им прямо сказал, что Лазарь умер, но эта болезнь и смерть – к славе Божией. Даже многие самые близкие ученики еще не признавали в Иисусе Сына Божия. Величайшего пророка – да. Учителя – да. Но воплотившегося Сына Божия, Который имеет власть над самым страшным, над самым неотвратимым – над смертью – они они еще увидеть в Нем не могли.

И вот в этот день, еще до снисхождения Христа во ад в Великую Субботу, уже начинается борьба со владыкой ада и со смертью. Иисус Христос приходит в Вифанию, а уже Лазарь четвертый день как во гробе. Мы знаем, что собой представляли гробы в Палестине. Это небольшая пещерка, высеченная в склоне горы. Туда полагали тело умершего, обвязанного пеленами, и вход в эту пещерку заваливали большим камнем, чтобы хищные звери или бродячие собаки не растаскивали тело умершего.

Христос приходит, и вначале навстречу Ему выбегают сестры, которые плачут и говорят, что «если бы Ты был здесь, то не умер бы наш брат». Мы представляем, что они пережили. Господь обнаруживает там плачущих друзей, пришедших утешить сестер. Пришли туда покрасоваться перед людьми и «поплакать» и фарисеи, вытиравшие сухие глаза. Как же, какое-то торжественное мероприятие, хоть и печальное – и без них? Они любили председательствовать на всех собраниях, чтобы показать себя (Лк. 11:43).

Господь Иисус Христос, зная, что Он воскресит и исцелит Лазаря, не говорит, что Он это сделает мгновенно. Ему нужна вера в Него как Богочеловека. Потому что, если бы Он воскресил Лазаря сразу, то могло бы повторится то, что было после воскрешения сына вдовы Наинской, когда многие говорили: это был просто глубокий обморок. В те времена медицина не была на таком уровне, как сейчас. Отсутствие свидетельства о смерти позволяло говорить, что мальчик был просто в шоковом состоянии, что никакого чуда нет. Неверие и сейчас, и тогда одной и той же природы. Оно требует доказательств, доказательств и доказательств. А тут уже доказательств было не нужно: жаркий климат Палестины, четыре дня, и смерть уже полностью вступила в свою власть, уже, как мы слышали в евангельском рассказе, «тело смердит».

Иисус Христос показывает здесь, что Он - Богочеловек. Он проявляет и Свое человеческое естество, восскорбев, возмутившись духом, плача и сопереживая с остальным народом. По человечеству Он во всем подобен нам, кроме греха. И в то же время, показывая Свое божественное происхождение, Он обращается к Богу Отцу, чтобы чудо сие было ради того, чтобы все узнали, что Христос есть Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы. И раздается громогласное: «Лазаре, гряди вон».

Перед этим камень отвалили от гроба. Наверное, невозможно себе представить, как связанный пеленами Лазарь, вероятно, какими-то мелкими шажками выходил оттуда, как с него спадали повязки, пелены, которыми он бы замотан. Как если бы мы прокручивали назад кинохронику, когда человек идет спиной назад, события развиваются наоборот, лицо этого Лазаря, уже подернутое трупной синевой и зеленью, стало постепенно очищаться, приобретать привычные черты любимого человека. И он сел и вместе с ними разделил трапезу.

Но что нас еще удивляет, дорогие братья и сестры, в этом событии? Святой Апостол Иоанн Богослов в те времена был еще совсем юным человеком. А мы отлично знаем, какая память у юношей. Многие люди старшего поколения не помнят, что вчера делали, но зато вспоминают все, что было в юности. И Апостол Иоанн Богослов передает нам множество малейших деталей события, все эти диалоги: что сказал Христос, что сказали ученики: что, может быть, не стоит идти в Вифанию и Иерусалим, где хотят убить Иисуса Христа, и как Апостол Фома сказал: «Пойдем, и мы умрем вместе с Ним». Мы слышим, что сказала Марфа, что ответил Иисус Христос, что потом сказала Мария, что снова сказал Иисус Христос. Все передано Иоанном Богословом. Но представьте себе: воскресший Лазарь сидит тут же за столом. Неужели к нему не было ни одного вопроса? «Ну расскажи, как там, что там, что ты пережил, что ты видел?» Такого быть не может. И – ни одного слова.

Когда евангелисты пишут очень скупо о чем-то, тогда еще можно понять. Но здесь из уст воскресшего Лазаря мы не слышим ни одного слова. И ответ на эту загадку один-единственный: та загробная, потусторонняя реальность не имеет никаких аналогов в нашей земной реальности. Полностью отсутствуют понятия, чтобы передать реалии того мира. Есть эпизод жития преподобного Серафима Саровского, записанный Мотовиловым. Когда преподобный духом спустился в преисподнюю, он потом сказал, что самые сильные человеческие слова блеклы по сравнению с тем, что он там видел. И наоборот, святой Апостол Павел, который был вознесен до третьего неба, был в раю, тоже, когда его спрашивали: «Ну что там?» – смог только повторить слова ветхозаветного пророка Исайи: «Не видел того глаз, не слышало того ухо, и не приходило на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его». И все. И больше Апостол Павел ничего не рассказывал: ни о молочных реках, ни о кисельных берегах, ни о райских кущах. И таково же молчаливое свидетельство воскресшего Лазаря.

Это можно себе представить так. В XIX веке русские миссионеры проповедовали среди жителей Аляски и Чукотки. Придя туда, совершали божественную евхаристию. А местные жители хлеба никогда не видели, вина не видели, фруктов не видели. Они видели только рыбу, белого медведя, тюленя… И вот этим людям надо было каким-то образом объяснить, что такое хлеб, преложение Даров. То есть задача для миссионеров была необыкновенно тяжелая. И поэтому миссионеры, с разрешения Синода, даже какое-то короткое время вместо «хлеб» говорили «рыба», потому что рыба для жителей Чукотки, Аляски, Алеутских островов тогда была всем. Как мы молимся «хлеб наш насущный», так для них насущным «хлебом» была рыба. И поэтому тем людям объяснять, чем отличается фиалка от розы и тюльпана, было совершенно бессмысленно. В их языке отсутствовали такие слова, понятий таких не было. И честность евангелиста Иоанна Богослова состоит также и в том, что он не вкладывал какие-то свои слова, представления и додумки или какие-то предания, в рассказ о том, что пережил Лазарь за эти четыре дня в плену у смерти.

Вот, дорогие отцы, братия и сестры, что мы должны помнить из сегодняшнего Евангелия. Завтра мы будем праздновать Вход Господень в Иерусалим, радостный праздник, имеющий, однако, и трагический оттенок, потому что земных дней радости у Иисуса Христа было крайне мало. В рассказе об этом событии тоже фигурирует Лазарь, которого иудейские первосвященники тоже решили убить как опасного свидетеля. Но Лазарь жил. И спустя какое-то время, он стал епископом на острове Кипр, в городе Китион, епископствовал там еще 30 лет. И погребен там же, в Китионе. Это примерно соответствует современному городу Ларнака на Кипре. И до сих пор там находятся останки его честных мощей.

Таким образом, мы из сегодняшнего Евангелия видим, что Иисус Христос, воплотившийся Сын Божий, есть Владыка всего: и земных, и небесных, и преисподних. И поэтому для нас становятся понятными слова Апостола Павла: «Жизнь моя – Христос, и смерть – приобретение» (Флп. 1:21). Дай Бог и всем нам, когда мы встретимся лицом к лицу с Судией, тоже услышать радостное: «се, Мой друг Христов». Аминь».

После проповеди к митрополиту Константину обратился настоятель храма великомученика Пантелеимона протоиерей Вадим Антипин. От имени прихожан храма он поздравил Владыку с праздником, поблагодарил за совершение Литургии и поучение, а также пожелал помощи воскресшего Лазаря, который тоже долгие годы совершал епископское служение.

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии, 2016 год. Фото: Владимир Харитонов

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru