ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Фотогалерея | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления | ВидеоE-mail


«Основы Православной культуры»: история, перспективы и подводные камни

Введение модуля «Основы православной культуры» в школу — явление не сегодняшнего дня. История вопроса преподавания «ОПК» в разных формах насчитывает уже десятилетия. И Карелия здесь — не исключение. Поэтому есть смысл оглянуться назад и посмотреть, чем может обернуться эта инициатива, выявить безусловные «плюсы» и постараться обойти «минусы» с минимальными потерями. Итак, попробуем.

Уместно начать следующим образом: во время оно, а конкретнее, в 2002 году Координационный Совет Министерства образования Республики Карелия и Петрозаводской и Карельской епархии выступил с инициативной провести эксперимент по «Изучению возможностей преподавания «Основ православной культуры» в муниципальной школе». Экспериментальной площадкой стала школа № 4 г. Петрозаводска (которой уже на карте города не существует). И не потому, что там процент православных граждан превышал ту же величину в других учебных заведениях. Просто на испытание инновации согласился директор школы, который отчаялся в педагогическом инструментарии светской педагогики в области нравственного воспитания. Район вокруг школы неблагополучный, вокруг стояли общежития разорившихся заводов, деревянные постройки, и дети уже с 8 — 9 лет знали, что такое курение, алкоголизм, матерная ругань и рукоприкладство.

После решения технических вопросов с 1 сентября два класса начальной школы стали изучать «Основы православной культуры». Преподавала я, учительница английского языка, к тому моменту волею судеб окончившая катехизаторские курсы при Отделе образования и катехизации епархии и писавшая диссертацию по православной педагогике в Карельской государственной педагогической академии. Для нас это было спасением, т. к. батюшку, с точки зрения вышестоящих инстанций, на урок нельзя было пускать ни в коем случае, а никакого другого желающего преподавателя на горизонте не наблюдалось. Мы ввязались в процесс, чтобы не упустить время и возможности, и параллельно ждали наплыва неравнодушных учителей православной культуры. Ну ладно, не наплыва. Хотя бы двух.

Первое, с чем мы столкнулись, — это содержание и адаптация программного обеспечения курса под потребности детей и родителей. Сначала мы использовали известные программы Л. Шевченко и протоиерея Евгения Шестуна (ныне — архимандрита Георгия), протоиерея Виктора Дорофеева и других авторов, параллельно разработали свою — по основам духовной культуры Карелии. Потом появились учебники Т. Берсеневой и протоиерея Алексия Мороза «Уроки добротолюбия» и А. Бородиной «Основы православной культуры» Исходя из результатов работы, можно сделать следующий вывод: каждый класс или группа, сидящая перед учителем, требует, по крайней мере, адаптации имеющейся программы в соответствии с характерными особенностями учеников. Это подразумевает титанический труд учителя, который взялся за «Основы православной культуры» и понимает, чему служит его предмет. На этот труд отважится не каждый, и здесь грозит опасность формального чтения курса. Кто пойдет преподавать курс? Естественно, не отдельный учитель, т. к. нагрузка в несколько часов — это не предмет заработка. Тогда выходит, что необходимо догружать учителя начальных классов, историка, филолога, учителя ИЗО или музыки, которому нюансами новой программы в ущерб своему предмету заниматься некогда.

А современные дети — пусть и через родителей — выбирают «ОПК» не только потому, что им интересно узнать что-то из Библии или религиозного искусства — таких единицы, они подсознательно ищут знания о жизни, их интересуют решения мировоззренческих вопросов, которые мучают детей совсем не по-детски. Создается ощущение, что дети в большинстве своем загнаны в мировоззренческий вакуум, потому что школа готовит к ЕГЭ, родители зарабатывают на жизнь или распоряжаются заработанным, телевизор или Интернет — источники информации, требующие большого жизненного опыта. Ребенок изолирован. Где узнать, как жить по совести?.. А узнать хочется! Много лет подряд на занятиях я слышала вопросы о главном — о Родине, о семье, о любви, и это при том, что СМИ не устают твердить: дети развращены, ничего знать не хотят, ищут развлечений. Да, бесконтрольно ведомые теми же СМИ на панель жизни, они быстро втягиваются в окружающий кошмар, но сердце у них всё равно болит о том, почему папа бросил маму, почему бабушкина деревня находится на грани выживания, почему молодые учительницы внешним обликом стали напоминать не лучших учениц. Не зря у святителя Иоанна Златоуста в творениях содержится мысль о том, что у ребенка есть естественная тяга к святости, к истине, к добру. И взрослым надо постараться, чтобы в этом возрасте такую тягу истребить.

Мы ежегодно рапортуем о достижениях в области образования, но стоит вечером в субботу пройтись рядом с дискотеками и ночными клубами, то диву даёшься — куда все эти высокие результаты испаряются: вокруг курение, мат, а то и драки. И это не дети бомжей и асоциальных элементов куражатся, часть из них — ученики школ-«миллионеров», престижных гимназий, лицеев. И показателен был случай, когда поймали сатанистку, осквернившую надгробия на Неглинском кладбище и пытавшуюся поджечь Екатерининскую церковь, а она оказалась выпускницей не последнего в городе лицея, который дал ей хорошую характеристику. И в лицее этом есть разнообразные воспитательные программы. Значит, есть о чем задуматься, когда отчёты идут в разрез с практикой.

Естественно, для себя ученики, приходя на «ОПК», мировоззренческие цели не формулируют, но непреложным фактом является то, что отвлеченные знания о Крещении Руси или устройстве храма, заучивание наизусть дат двунадесятых праздников скорее отталкивают учеников от «Основ православной культуры». Примитивно говоря, если дети изучают Святых Царственных мучеников, то их трогают не сухие сведения о том, как замечательно жили в то время в России, сколько было верующих и прочая статистика, а какие межличностные отношения были у Венценосной Семьи, и почему тогда они были возможны, а сейчас даже нормальная по человеческим меркам семья — музейная редкость, и как самому научиться в будущем жить в любви и согласии, «когда все девочки вокруг курят и гуляют».

Информационная загруженность детей такова, что если еще и здесь начнется «урок истории», то они не выдержат чисто психологически. Поэтому работая над программой по «Основам православной культуры», надо быть очень аккуратным в осознании, прежде всего, её цели. Надо ответить себе на вопрос — зачем осуществляется преподавание данного курса. Как писал И. Ильин, «культура есть явление внутреннее и органическое: она захватывает самую глубину человеческой души и слагается на путях живой, таинственной целесообразности». Думается, что «Основы православной культуры» как раз и призваны работать с «внутренним человеком», хотя бы потому, что в православной культуре есть неискаженное понятие об этом человеке и потому, что ничто другое с ним не работает или работает так, что пополняются лишь кладбища и дурдомы.

Больной вопрос — кадры. Как было сказано выше, с 2002 года мы ждали хотя бы двух учителей «ОПК». Мы их так и не дождались. То есть за дело брались очень разные люди. И тут возникают такие загвоздки: приходит православный человек, кристальной нравственности, но не педагог, у него сразу же проблемы с методикой, дисциплиной и проч., т. к. педагогика — это не жизненный опыт, как у нас часто считают, а наука. Сбои в научном подходе дают сбои в учебном процессе. Почему-то считается, что раз учитель вошел в класс и сорок минут читает лекцию о православной культуре, то ученики — все, как один, должны его слушать со слезами благодарности на глазах. Это не так. Мало того, что лекционный метод в начальной школе вообще не приемлем, так ведь надо еще и виды деятельности разнообразить, разбудить в детях познавательный интерес и много чего еще. Это только святой Иоанн Кронштадтский мог словом до сердца доставать, а для нас современная дидактика массу литературы в помощь составила. Т. е. человеку, заходящему в класс, надо знать методы обучения, формы построения современного урока и т. д. Когда не возникают слезы благодарности, то начинаются претензии: ой, какие дети невоспитанные, ничего не хотят знать, «это не для меня». Если специалист неправославный, то страдает содержание курса, потому что «Основы православной культуры» в его глазах — всё равно что мифология древних греков, набор фантазий, то есть мёртвая культура. Хорошо если не презираемая. И он воспитывает у детей к ней такое же отношение. А значит, ученики ничего полезного в этом предмете не находят, т. к. их информационная загруженность, о которой мы говорил ранее, и так зашкаливает. Таким образом, лучший и единственно приемлемый вариант — православный человек с высшим педагогическим гуманитарным образованием. Где набрать таких людей в Петрозаводске, где более 40 школ, — большой вопрос, т. к. время идёт, а в школы до сих пор никто не рвется.

Потихоньку мы подошли к выводам, главные из которых:

1. Введение курса «ОПК» в школу — явление сложное, многозначное. Оно должно служить на пользу, но может пойти и во вред, если мы пустим все на самотек. Православной общественности надо приложить серьёзные усилия, чтобы обратить это начинание во благо. Здесь, как никогда, без труда не то что рыбку из пруда не вытащишь, а скорее, сам утонешь.

2. Существует острая необходимость подготовки профессиональных кадров для введения курса «ОПК» в школу. Нельзя это делать с наскока. И здесь опять же проверенный рецепт — инициатива и труд.

Помогай, Господи!

ВАЛЕНТИНА КАЛАЧЕВА

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru