ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ. Сайт Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Архиепископа | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Газета "Сретение" | Архив
Беседы о Православии
| Праздники | Православный центр | ГостеваяОбъявления  | E-mail


«БДИТЕ И МОЛИТЕСЬ»

Из бесед протосингела (ныне архиепископа) Афанасия (Евтича), профессора богословия Белградской Духовной Академии на молодежном съезде в монастыре прп. Иова Почаевского в Мюнхене в декабре 1984-85 гг.

Христианская жизнь – это подвиг особый и всегда открытый. Она требует внутренней стойкости, поскольку мы знаем, что держимся и живем верою и надеждою. Большей стойкости нет в этом мире. Стоять в вере и надежде – это значит, все время проверять себя, все время проходить через суд, «Ныне – Суд миру сему» (Ин.12:31). Я знаю, что каждый день своей жизни сдаю экзамен и что могу потерять или получить вечность. Это то, о чем говорит нам Христос: «Бдите и молитесь» (ср. Мф. 26:41). Все время надо быть бдительным и открытым. Приведу шутку на сей счет. Нам товарищи из партии говорят: «Есть враги, они всегда бдят и нам нужно не спать». Тогда, по словам одного юмориста, мы, христиане, все страдаем бессонницей.

Я хочу сказать, что Христос поощрял внимание человека. У человека силы не бесконечные. Вот греки учили: «Познай самого себя - и ты будешь совершенным», а христиане говорят: «Мы даже себя не можем узнать хорошо, но человек может внимать себе». Как это себе представить? На примере игры. В детстве я очень любил играть в футбол. А у ребенка, как известно, действия просты, не контролируемы разумом, не технологизированы, не тоталитарны и именно в детстве проявляется свобода, поэтому если дитя не хочет играть, то это нехорошо. И вот порой в игре команда, которая в два раза меньше соперника, действительно может победить, благодаря вниманию, напряжению, благодаря творческому превосходству именно через внимание.

Значит, Христос этого и просит: «Бдите и молитесь». А успеем мы или не успеем – это дело Божье. Но мы можем бдеть. И если мы в бдении, напряженном труде, в нашем подвиге даже потерпим поражение и уйдем из этого мира, то, как говорит авва Мартиниан, Бог нас может принять и наградить больше, чем тех, которые достигли успеха. И авва Исаак Сирин говорит, что нужен подвиг, нужны открытость и готовность, а не ожидание результатов. Не надо забывать слово евангельское: «Один сеет – а другой жнет!» (Ин.4:37). Плоды иногда оказываются не в наших руках. Они в руках Божьих или следующего поколения. Скажем, мать, воспитывая детей, вся выкладывается и, кажется, ничего не успевает. Но после ряда лет все это все равно вернется, и тот мальчик, который раньше, казалось бы, не поддавался воспитанию, будет порой возвращаться к урокам матери и будет благодарен ей. Надо только верить, что добро, посеянное в этом мире, не пропадет.

Мир нас побуждает, поощряет, приглашает, провоцирует, если можно так сказать, спасать его. В этом смысле явления мира, которые могут быть искушениями, не всегда являются негативными. По крайней мере, мы не должны их так воспринимать. К примеру, для Церкви в XX-м веке большим вызовом стало такое явление, как марксизм, или социализма. И, по-моему, Церковь Православная оказалась не готовой встретиться с таким искушением. Но оно разбудило нас. Этот вызов стал посещением Божьим, даже своего рода даром Божьим, давшим начало глубокому духовному возрождению. То, что пережила Россия со многими своими жертвами, показывает, что Бог нас любит, и что мы выдержали экзамен на Его суде. Я боюсь, что многие другие не выдержали бы такого. Из трагического времени мы все-таки вышли победителями.

На днях один журналист хотел взять у меня интервью для журнала. Я говорю ему: «Дорогой, вы должны понять, что, как государство и как общество, вы далеко отстали от народа. Откройте окна, сверьте, пожалуйста, свои часы. Где вы живете? Послушайте, что народ говорит, что он чувствует». Так оно и есть, по сути. Это реальность.

Хочу повторить еще раз, что мир нас вызывает, провоцирует в хорошем смысле слова. Таково библейское понимание. Библия говорит, что когда Кир персидский напал на Иудейское царство, на еврейский избранный народ, то это было посещение Божие, и Библия называет Кира слугой Божиим (ср. Ис.44:28; 45:1-8), напомнившим о том, что было нужно народу. Или вспомним Давида, гонимого собственным сыном Авессаломом. Только его малочисленные друзья пошли с ним. И когда они проходили через деревню, мальчик начал бросать камни в Давида и ругаться ему. Друзья Давида хотели отмстить обидчику, но царь сказал им: «Нет-нет, оставьте его. Это не он, а Бог меня посещает. Оставьте его, он хорошо делает» (ср.2 Цар.16:5-10). Давид понял, что таким способом Бог его приглашает спасаться.

Так что, дорогие мои, даже искушения греховные идут нам на пользу. Прп. Антоний Великий говорит: «Отними искушения – и спасаемых не будет». Что это значит? То, что вызовы греховные не надо принимать, а надо бороться с ними до крови, как говорит Апостол (Евр.12:4), и тогда человек обретет благодать Божию. Но они же свидетельствуют, что весь мир в грехе и что он должен спасаться.

Если нас порой постигает сильное искушение, то это служит доказательством того, что у нас самих внутри есть ранимое и слабое место. Один мой друг однажды рассказал: «Каждый вечер к моему соседу приходят молодые люди. Они играют, слушают громкую музыку, пьют. Мне это сильно мешало. А потом я понял, что я тоже такой же, как и они и, может быть, даже более страстный, чем эти молодые люди». Или еще один пример. 15-16-летнему юноше во время войны дали сумку с большой суммой денег, чтобы он их отвез одному военному. В какой-то деревушке он оказался на маленькой железнодорожной станции совсем один. Вокруг лес. «И вдруг, - рассказывает он, - мне пришла мысль: а что если кто-то возьмет эту сумку с деньгами и убежит? Меня она так потрясла, что я задумался (а был тот юноша христианином и молитвенником): зачем этот страх? Кто может прийти сюда, ведь рядом никого нет? И я понял, что подсознательно сам готов взять сумку и бежать. И тогда я открыл саму себе, что я вор». Искушение открыло ему, что он имел такую склонность. «Тогда я взял себя в руки и сказал: Вот где вор!».

Как учат святые отцы, надо благословлять Бога даже в искушении. Конечно, Бог никого не искушает. Апостол Иаков говорит: «В искушении никто не говори: «Бог меня искушает», потому что Бог не искушает злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак.1:13). Значит, если есть искушение, то не надо сразу же ругать мир и, позвольте сказать, даже дьявола. Помните, был такой случай с монахом, который в своей келлии взял яйцо и на свечке хотел испечь его? В это время входит игумен и говорит: «Несчастный, что ты делаешь?». Он отвечает: «Прости, отец игумен, мне дьявол это подсказал». Дьявол из угла выходит и говорит: «Нет, отец игумен, я даже не знал этого».

Хочу сказать, что нельзя злоупотреблять миром. Бог создал все хорошим, но всем надо и пользоваться хорошо, ибо «Добро, бывающее не добрым способом, – не добро», - говорит прп. Симеон Новый Богослов. Христос сказал: «Я – Путь, Истина и Жизнь» (Ин.14:6). Не просто Истина, но и Путь к этой Истине, и способ достижения Истины и Жизнь Истины. Добро становится подлинно добрым, когда направленно к Богу. В мире нет зла онтологического, бытийного, реального. Есть порча добра, злоупотребление добром, и дьявол ничего не делает, как только свою хорошую, Богом данную природу и свои огромные способности употребляет на делание зла. Так же и человек. В каждом есть столько добра, что можно рай строить. Но если это добро в конечном результате обращается на разрушение, а не на строение, то из этого всего получается ад.

И вы видите, как человек иногда бывает очень злым. Ведь что такое ненависть, как не свидетельство, того, что огромный потенциал любви обращается у человека в обратную сторону. В народе так и говорят: там, где большая любовь, там порой бывает и большая ненависть. Но на примере кающегося великого грешника мы видим и обратное. Вспомним Савла. Каким он был демоническим человеком, какой пылал адской ненавистью к христианам! И вдруг обратился и стал Павлом, сделавшим больше всех апостолов. Поэтому не будем забывать, что и к грешнику нужно относиться позитивно. Не к его деяниям, а к нему самому.

И если человек делает хорошие дела, то для нас, православных, этого еще недостаточно, чтобы назвать его действительно Божьим человеком. Иногда можно запутаться и в собственном добре, забыв, что добро не самоцель, а Бог - самоцель и человек с Богом. Ведь возможно и так называемое демоническое «добро», которое направлено на то, чтобы удалить человека от Бога. Скажем, строительство коммунистического рая на земле без Христа, превратило человеческую жизнь в ад.

На днях один журналист спросил меня: «Ты пишешь, что не надо идти за духом времени, но ведь времена меняются». Я ему ответил, что каждая эпоха имеет свой дух времени, свои интересы. И если я постоянно буду идти за духом времени, то стану человеком неуравновешенным, мне придется каждый раз меняться, я не буду иметь твердости, стойкости и внутреннего мира, а буду постоянно ждать, что мне предложат сильные мира сего. И таким образом, окажусь человеком, не имеющим основания, корней.

Дух мира – это различные похоти. Не надо бояться этого слова. Но надо знать, что похоти отводят человека от его главной цели. Даже альтруизм или общечеловеческий гуманизм могут стать для нас похотью и препятствием. Вспомним, что человеколюбие Великого Инквизитора превратилось в предательство человека и в ненависть к нему. Так Достоевский разоблачал самозамкнутый, без Христа, без Бога, гуманный подход к человеку.

Порой бывает и так, что человек думает, что он любит своего собрата более, чем Бог. Старец Силуан молился за мир с большим доверием, из-за своей любви к Богу, к своей молитве, но Христос не отвечал на нее и попустил произойти в нем внутреннему перелому. Тогда Христос явился к старцу и сказал: «Разве ты думаешь, что кто-то другой будет судить мир, а не Я, Который распялся за мир?». Тогда старец понял, что Христос более любит мир, чем он.

Мне в жизни тоже бывало нелегко до тех пор, пока я не понял, что вся моя любовь к миру в сравнении с любовью Христа – это просто ничто. Подобно тому, как лягушка видит лошадь и пытается подражать ей. Так и я осознал, как бесконечно любит Христос мир!… Какой может быть в сравнении с Ним моя любовь? Она может иметь полноту и значение лишь только тогда, когда отождествится с любовью Христовою.

Так что нам не надо не презирать мира, не идти за ним, а надо бороться, чтобы его похоть, все равно какая, не препятствовала нам и другим иметь любовь к Богу. А для этого надо иметь дерзновение, внутреннюю силу, целомудрие, надо осудить сначала зло в самом себе, а потом и в мире. Это очень трудно не осудить человека - образ Божий, не осудить мир как творение Божие. Христос нам постоянно напоминает об этом. Вспомним 8-ю главу из Евангелиа от Иоанна. В ней говорится о женщине, застигнутой в прелюбодеянии и приведенной к Христу. Приведшие ее ждали, что сделает Христос? Ситуация очень деликатная. И, как говорит о. Иустин на основании св. Отцов, Христос совершил божественное разделение: Он отсек грех от человека. Не только для фарисеев Он сказал: «Кто из вас без греха пусть первый бросит в нее камень». Он им сказал, чтобы они разделили себя, осудив в себе грех. И тогда они будут способны действительно судить эту женщину, но судить спасительно, не осудив ее. И они, конечно ушли, не найдя в себе чистоты. Но потом Христос обращается к самой женщине: «Иди и не греши больше». Не повторяй. Я осуждаю это, но и ты должна осудить в себе грех и будешь спасена. Если бы Христос просто сказал: «Вот, дочь моя, никто тебя не осудил и Я тебя не осуждаю, иди». Но Он присовокупил слово, очень важное слово: «Иди и не греши больше». Это так глубоко.

Нам порой не хватает сил осудить зло из страха не осудить людей. Когда человек отождествляется нами со злом, тогда мы его судим. Но судить будет Бог, а мы должны судить зло как таковое. Без его внутреннего осуждения мы не можем действительно спасительно относиться к миру и попадаем под его влияние. Но с другой стороны надо помнить, что мы не осуждаем мир как таковой. Мы его судим, но не осуждаем как таковой, а осуждаем то, что в нем греховно, что похотно, что портит его, что ему самому вредит. Св. Отцы говорили, что Бог дал человеку крепкую силу, которая называется гнев. Это большая сила в борьбе против зла. Это сила позитивная, но мы ею злоупотребляем, когда осуждаем и гневаемся на людей. Гнев нужен в борьбе со злом. Об одном афонце наших дней рассказывали, что он героически боролся против искушаемого его дьявола, и Бог попустил ему его видимое явление. В конце концов, монаху так надоели его козни, что он однажды в гневе бросился на дьявола с кулаками и тот убежал от него, а монах освободился от страсти.

Большое мужество надо иметь, чтобы осудить зло. Мы внутренне должны прийти к тому, к чему пришли евреи в период вавилонского плена: «Дщи вавилоня окаянная!.. Блажен, иже возьмет чада твоя и разбиет их о камень» (Пс. 136:8-9). Если мы не готовы убить исчадия греха внутри нас, то не можем победить зло внутри себя, а тем более в мире. Надо действительно пожертвовать своими «младенцами», т.е. своими желаниями, своими исчадиями похотей. Любовь не будет развиваться в нас, если не будет этого внутреннего пожертвования.

Апостол в послании к Евреям в начале 12-й главы говорит: «Посему, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех». По- гречески это выражено ярче: не просто запинающий, а грех, в который мы очень легко впадаем, который к нам повсюду может прилепиться. «И с терпением, - говорит далее Апостол, - будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел Крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную Престола Божия. Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими. Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха». Действительно, нужна внутренняя борьба, нужно подвижничество. На этом и сосредоточено Православие.

Человек создан Богом с потенциалом духовного роста. Ему, как живому существу, нужен рост. Св. Ириней Лионский говорит: «Бог поставил Адама как мальчика, как младенца, и он должен был возрастать в общении с Богом». Для этого Бог дал Адаму одну заповедь, которая не мешала ему вкушать всех плодов Рая, но была для него, как ориентир, направляющий его к любви, к общению с Богом, а не просто к стяжанию Рая. Это имеет очень глубокое содержание, и только Православие понимает его. Ведь что же такое заповеди Божии? Они не просто закон, который дается нам со стороны, а зов человека к общению с Богом. Бог своими заповедями приглашает нас к себе. К примеру, если живут в одном доме муж и жена, и если мужчина ничего не заповедывает женщине и никакого общения с ней не имеет, то это жизнь не супружеская.

Но не сами заповеди нас спасут, а отношение к Богу. «Не творение заповедей нас спасет, - говорит прп. Симеон Новый Богослов, - ни пост, ни молитва, ни воздержание, ни что другое, но да делаем это перед глазами Божьими, и Он, смотря на нас, спасает нас». Видя наше желание любви Божьей, Господь дарует ее нам. Но мы нетерпеливы, и не понимаем, что, если стремимся к Богу, то уже пребываем в любви Божией. А если мы хотим обладать добродетелями только для самих себя, то тем самым ограничиваем себя в общении с Богом. Вот зачем нужен подвиг в борьбе с миром, с его прелестями, искушениями и похотями. Этим мы проверяемся, судимся и таким образом спасаемся.

Негативное влияние мира заключается в том, что он нас приглашает к ложному спасению или к ложному счастью, поверхностным удовольствием. Вот, например, человек занимается такой деятельностью, как спорт. Да, он теряет свое время, но важно, чтобы спорт не стал смыслом всей его жизни. Если этого не происходит, то подобное увлечение еще не грозит человеку полной гибелью.

Мы должны иметь крестное отношение наше к миру. Крест имеет две части – вертикальную (любовь к Богу) и горизонтальную (любовь к человеку). Не можем мы быть спасенными, если Бог нас не судит. Это истина. Мы в таком состоянии, что нам нужно пройти через суд. И даже если бы Бог нас не судил, то мы должны были бы просить Его об этом, чтобы спастись.

Один человек из Черногории говорил мне: «Прошу Бога, чтобы я мучился перед смертью, ибо все время очень хорошо жил и много зла я наделал». Я его понял, что он таким способом хочет восстановить общение с Богом. Но я хочу сказать, что не надо относиться к Богу как к наказателю. Бог не наказывает (см. Иак.1:13). Он любовью Своею делает такую операцию, вершит такой суд крестный, который нужен, чтобы проверить и испытать нас. Один греческий духовник говорил молодым людям, которые готовились принять монашество: «Просите у Бога многих даров, но не сразу просите смирения и любви, потому что они подвергаются невероятным испытаниям, а это на первых порах будет трудно для вас». Это действительно так.

В мире много зла, но если оно застилает нам глаза, и мы видим только его и не любим мира, тогда мы плохие христиане. Поэтому я боюсь тех, кто постоянно твердит: все, конец, приходит Антихрист! Даже сейчас слышу, что Антихрист уже родился, потому что везде рисуют три шестерки. Люди не могут постоянно жить в таком психозе. Духовная паника не свойственна Православию. Нужна трезвость. Зло действительно действует мощно. Но не надо бояться, что все закончится вдруг механически или магически и просто без нас, что мир одержит победу. Нет, мир никогда не одержит победы. Даже во времена Антихриста зло не будет побеждать окончательно. Поэтому хочу сказать, что к миру надо относиться подвижнически. Именно это царский путь. Как говорит Апостол: «Стяжав Духа, способного через подвиг получить дар различия добра и зла». Это трудный путь. Это, поверьте, самое трудное в жизни православной, но самое достойное для человека. Быть в пути, быть в подвиге есть предвкушение Царствия Божьего. В этом смысле православные находятся в преимуществе.

Будут, конечно, и плоды подвига, ибо Бог милостив, но для нас самое важное это труд, наше евангельское, крестное путешествие. Когда говорю «крестное», то это не значит только скорбное, только грустное, только критическое, но и радостное от сияющей славы Креста. Как бывает в искреннем покаянии, когда после почти отчаяния вдруг ясно чувствуешь новую волну радости. С этого и начинается жизнь, начинается, а не завершается.

Это только у современных сектантов покаяние и возрождение воспринимается как единственный магический акт. А что дальше? Невозможно даже разговаривать с таким человек, который становится нереальным, он просто уходит в прелесть.

В православном же опыте в Божьем зове только начинается крестный путь, о котором Христос даже на горе преображения, когда апостолы говорили: «Господи, очень хорошо нам здесь быть», сказал: «Не знаете, что говорите. Надо на Крест идти» (ср. Мф.17:1-9; Мк.9:2-9; Лк.9:28-36). Вот такое православное отношение к миру.

Записал священник Олег Вилко.

БЕСЕДЫ О ПРАВОСЛАВИИ

НА ГЛАВНУЮ