ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Фотогалерея | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления | ВидеоE-mail


История Андрусовой Никольской пустыни

Андрусова пустынь была основана прмч. Адрианом Андрусовским в первой половине XVI века на каменистом полуострове восточной части Ладожского озера. Никаких древних письменных жизнеописаний прмч. Адриана не сохранилось.

Устные предания, передаваемые верующими от поколения к поколению, были записаны только в XIX веке и помещены в Олонецкий патерик, из которого нам и известны обстоятельства основания пустыни. При жизни прмч. Адриана в ней появились две церкви - Введения во храм Пресвятой Богородицы и во имя свт. Николая Чудотворца. Монашеская община состояла из самого игумена и 15 братьев.

В монастырской ризнице бережно хранились списки с древних грамот, по которым игумену с братьями в разные времена жаловались всякие угодья и льготы. Василий III повелел каждые два года «безволокитно» выдавать братии из казны милостыню и запретил брать пошлины с монастырских ловцов и тоней. В 1546 году Иван IV Грозный подтвердил эти привилегии, только вместо прежней милостыни предписал отпускать из Новгорода игумену и братьям «с году на год» ругу - рожью, овсом, солью и деньгами, а также на расходы по церкви выдавать мед на кутьи, воск на свечи и пшеницу на просфоры. К тому же он добавил от себя рыбные тони на Ладоге, которые и в XIX веке принадлежали пустыни под своими старинными названиями. Унаследовавший царский трон Федор Иванович, особый почитатель христианских древностей, часто посещавший монастыри, переписал на свое имя отцовскую грамоту. Василий Шуйский, поспешно избранный на трон после расправы над Лжедмитрием, хоть и правил недолго и был занят делами военными, выполнил просьбу бывшего тогда строителем Андрусовой пустыни Павла и оставил за монастырем все его прежние угодья и льготы. Первый царь новой династии Романовых Федор Михайлович также подписал прежде данные грамоты.

В год обретения мощей прмч. Адриана из Новгорода в обитель был пожертвован 11-пудовый колокол с надписью: «Лета 7060 (1552) сентебриа четвертого дня новгородец Василий Ионин Котельников в Ондрусову пустынь Введения Пресвятой Богородицы да святителю Николаю Чудотворцу». Этот дар свидетельствует об определенном почитании современниками этой северной обители и ее основателя уже в середине XVI столетия.

Спустя 30 лет после смерти прмч. Адриана его пустынь постигла судьба соседней Сяндебской. Шведы разорили Андрусов монастырь. Уцелела только каменная церковь во имя свт. Николая Чудотворца, деревянную Введенскую, а также игуменскую и семь братских келий «немецкие люди» сожгли, игумена убили.

Собравшаяся вновь через некоторое время братия, очевидно, пыталась наладить монашескую жизнь и отстроить пустынь. Составители писцовой книги 1583 года записали, что в Андрусовом монастыре «хоромы ставят ново, а в нем живет черный поп Сергей да два старца». При описании монастырских и поместных земель в 1620 году дозорщики М. Лыков и Я. Гневашев упомянули здесь две церкви – «древяную» Введения и каменную с трапезой Никольскую.

Около 1687 года на Андрусовских развалинах была предпринята попытка устроить девичью обитель под управлением строительницы Феклы, в городе Олонце даже появилось свое небольшое подворье, но из-за больших трудностей сестрам все-таки пришлось перейти на другое место. В начале XVIII века Андрусова пустынь вновь на короткое время ожила: в ней поселились несколько старцев. Самостоятельно она существовать не смогла, и в 1723 году по малобратству была приписана к Сяндебскому монастырю, а потом вместе с ним к Александро-Свирскому. После проведения штатной реформы в 1764 году Андрусову пустынь и вовсе упразднили.

Новый период в ее истории начался в XIX веке и связан с именем валаамского игумена Иннокентия, кстати, родом из Олонецкой губернии, деревни Рижкалицы. В августе 1789 года, будучи еще иеромонахом, о. Иннокентий возвращался с братьями из Новой Ладоги на Валаам. Их застала сильная буря, и высокая волна выбросила лодку на луду недалеко от заброшенной Андрусовой пустыни. Усердно молясь свт. Николаю Чудотворцу и прмч. Адриану, потерпевшие кораблекрушение дали обет: если смогут достичь валаамского берега, то восстановят заброшенный монастырь. Из оставшихся досок смастерили плот и отправились через озеро. Благополучно добравшись до дома, они забыли свое обещание. Словно в напоминание через год о. Иннокентий попал в еще более страшную бурю, однако долгое время выполнить обет не давало ему отсутствие средств и времени.

Наконец, в 1808 году при содействии санкт-петербургских купцов Семена Федоровича Чусова и Андрея Сергеевича Сергеева была обновлена древняя церковь во имя свт. Николая, антиминс для которой освятил Преосвященный Амвросий, митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. Надзор за церковью поручили причту Ильинского погоста. Для хранения церковного имущества в пустыни поселился заштатный причетник. Богослужения в Никольском храме совершались только по праздникам и в день памяти прмч. Адриана 26 августа священниками соседних приходов. Первые монахи поселились в возрождаемой обители в 1814 году, когда ее приписали к Валаамскому монастырю.

Значительный капитал на обновление Андрусовой пустыни пожертвовал в 1817 году уже упоминавшийся А. С. Сергеев: он внес на вечное обращение в пользу монастыря шесть тыс. руб. и на неотложные расходы выделил три тыс. ассигнациями. За этот вклад император Александр 1 наградил Андрея Сергеевича золотой медалью на Владимирской ленте.

В 1818 году указом Санкт-Петербургской духовной консистории Андрусову пустынь восстановили как самостоятельную с учреждением в ней должности строителя и 6 монашеских вакансий, зачислив в число заштатных монастырей, находившихся на собственном содержании. Для пополнения братии монашествующие и послушники были переведены с Валаама. Из общих сумм Духовного департамента ежегодно пустыни отчислялось 300 руб.

Игумен Иннокентий добился возвращения Андрусовой пустыни прежних царских даров: тоней на Ладожском озере, угодий и земель, принадлежавших ей до упразднения, кроме островов Сало и Гачи, да 15 десятин, на которых проживал с семейством экономический крестьянин Иван Трифонов.

При первом строителе, валаамском иеромонахе Тихоне, Андрусову пустынь посетил император Александр I, направлявшийся из Олонца в Финляндию. «Оставив свиту на правом берегу реки Опоики, в рыбацкой лодке он переправился на левый, откуда пролегала тропинка к пустыни. В сопровождении большаковского крестьянина Ермолая Манеева верхом на лошади отправился в монастырь, последние две версты преодолел пешком». Около часа император беседовал с братией, затем приложился к местным образам, поклонился мощам прмч. Адриана. Растроганный теплым приемом он пообещал прислать в дар серебряные позлащенные сосуды и годовой круг богослужебных книг. Свое слово Александр 1 сдержал.

В 1828 году Андрусова и Сяндебская пустыни перешли в ведомство вновь учрежденной Олонецкой епархии. Благодаря сильному покровительству игумена Иннокентия и щедрым богатым жертвователям материальное положение Андрусовой пустыни с каждым годом все более улучшалось. На протяжении второй четверти XIX века в ней возводились различные жилые и хозяйственные строения. Монастырь был обнесен деревянной оградой, внутри которой появились сначала деревянные, а затем каменные братские корпуса и настоятельский дом. Вне стен расположились рабочие избы, амбар, прачечная, конюшня, сараи. Рядом с пустыней установили ветряную мельницу. Одновременно строительство шло и в приписной Сяндебской пустыни.

С годами все более очевидной становилась необходимость в новом соборном храме. Его поставили во время управления иеромонаха Иосифа (1826-1835 гг.) на месте прежней маленькой Введенской церкви, устроенной в 1820 году из часовни, где под спудом покоились мощи прмч. Адриана. Собор получился скромный, увенчанный одной деревянной главой, но приятного зодчества; посвящение главного престола оставили прежним - в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Перед правым клиросом в особой нише южной стены стояла рака над святыми мощами преподобного основателя монастыря, на ее верхней доске помещалось изображение смерти и погребения прмч. Адриана. К северной стене собора примыкал древний Никольский храм, обновленный в 1840 году. Над общей для обеих церквей папертью находилась ризница, в которой хранились святыни пустыни: напрестольный крест, содержавший святую кровь Иоанна Крестителя и частицы мощей Алексия, митрополита Московского, Андроника и Саввы, учеников прп. Сергия Радонежского; образ свт. Николая XVI века в сребропозлащенной ризе в драгоценном окладе и царские дары.

Постепенно увеличивался капитал Андрусовой пустыни. Не без помощи игумена Иннокентия строитель Иосиф сумел собрать с разных жертвователей 3,5 тыс. руб., которые он положил в банк под проценты, а также исходатайствовать ежегодное содержание от казны в 350 руб.

К середине XIX века сформировался основной монастырский комплекс, подробное описание которого оставил валаамский игумен Дамаскин, посетивший Андрусову пустынь в начале 50-х годов. В плане она имела форму неправильного четырехугольника; с востока, юга и запада к ней подступали болота и каменистые поляны. Монастырь был обнесен каменными стенами, построенными во время управления иеромонахов Феодора (1836-1852 гг.) и Мефодия (1852-1857 гг., 1859-1875 гг.), при этом кирпич изготавливался на своем небольшом заводике. Святые ворота украшались иконами Господа-Вседержителя, заступницы Девы Богородицы, свт. Николая Чудотворца и основателя монастыря прмч. Адриана, написанными самой братией. Центральное место отводилось монастырским храмам, стоявшим на ровной возвышенности, с которой открывалась живописная панорама озерной дали. По обе стороны от ворот шли каменные флигели, вмещавшие в себя трапезную и братские келии. На восточной стороне располагал два деревянных флигеля, рухольная, колодец, а перед ними небольшие огород и сад. На западной стороне разместились настоятельский дом, погреб, квасоварня. Вне монастырских стен традиционно находились скотные дворы и другие хозяйственные постройки.

Андрусова пустынь руководствовалась общежительным уставом; управлялась строителем, которому помогал казначей. Вечернее правило читалось в трапезной. В 1850 году братия состояла из 4 иеромонахов, двух иеродиаконов, трех монахов полного пострига, 4 малго и 12 послушников. Капитал пустыни достигал 5 270 руб. серебром; ежегодно она продолжала получать 300 руб. общих сумм Духовного ведомства и 350 руб. как заштатная.

Монастырь был достаточно наделен землей: всего - 628 десятин, из них 134 удобной. Монастырские поля и сенокосы вполне могли бы обеспечивать жизнь насельников. Братия занималась земледелием и скотоводством. По ее примеру местные крестьяне стали садить капусту, картофель, редьку. Особое внимание сельскому хозяйству уделялось при строителе иеромонахе Феодоре, при котором земли были расчищены и удобрены, увеличены посевные площади и сенные покосы. Тем не менее из-за суровых климатических условий Карелии часто случались неурожаи, поэтому приходилось выделять часть средств на закупку продуктов и сена.

Настоящей бедой для Андрусовой пустыни являлись частые наводнения. Осенью и весной вода в Ладоге поднималась настолько, что полуостров, на котором располагалась обитель, превращался в остров, часть пашни оказывалась затоплена. Время от времени случались такие полноводия, когда ладожская вода доходила до самых монастырских стен и подолгу стояла, чем наносила большой вред деревянным строениям и ограде. При сильных ветрах часть сенокосов тоже скрывалась под водой.

Для пропитания братия занималась также рыбным промыслом. Тоня при о. Гача сдавалась в аренду местным крестьянам. На этом острове позднее была открыта восьмая по счету в Олонецкой губернии спасательная станция, так как коварное место представляло собой большую опасность для проходящих судов.

При о. Феодоре в пустыне на покое проживал архимандрит Гедеон, совершивший в 1803-1806 годах кругосветное плавание. Некоторое время он возглавлял духовную миссию в Америке, находился при Японском посольстве. На родине занимал разные почетные должности, являлся настоятелем Иверского первоклассного монастыря Новгородской епархии, был соборным иеромонахом Киево-Печерской лавры. В преклонном возрасте архимандрит Гедеон сначала удалился в Коневецкий монастырь, а из него перебрался в Андрусову пустынь. Свои достоинства он скрывал под покровом юродства.

Во второй половине XIX века настоятели и управляющие Андрусовой пустыни стали меняться очень часто, что было связано с общей нехваткой достойных кандидатов на эти должности среди монашествующих Олонецкой епархии. Наиболее умными и хозяйственными управителями Андрусовой пустыни стали иеромонах Моисей, прибывший из Александро-Свирского монастыря, значительно пополнивший ризницу, и иеромонах Геннадий, при котором обновленные храмы собственными силами были изнутри расписаны, а на месте убиения прмч. Адриана, где ранее стоял деревянный крест, построили новую часовню в память чудесного избавления окрестного населения от эпидемии сибирской язвы в 1873 году. Кстати, все постройки и исправления были произведены исключительно на средства благотворителей: крестьянина из села Ладвы И.Ф. Кипрушкина (род Кипрушкиных немало внес средств в пользу других малых обителей Олонецкой губернии) и новоладожской купчихи А.Н. Дудниковой.

Цифры, содержащиеся в отчете за 1904 год, говорят, что Андрусова пустынь в то время находилась далеко не в цветущем состоянии. Наводнения привели монастырские здания и ограду в ветхость, последняя в нескольких местах грозила упасть и нуждалась в новом фундаменте. Частая перемена начальствующих лиц не давала возможности приступить к безотлагательным мерам. Капитал пустыни составлял около 12 тыс. руб. Обширные, но малоплодородные земельные угодья скудно вознаграждали труд. Столь необходимое стремление к улучшению агрокультуры отсутствовало. К полевым работам насельники относились довольно небрежно, главное внимание сосредоточив на разведении скота: лошадей и коров. Единственным отрадным явлением была ризница, содержавшаяся в надлежащем порядке и чистоте.

Для исправления столь удручающего положения указом Олонецкой духовной консистории прежнего строителя сменили на иеромонаха Амвросия из Александро-Свирского монастыря. Перед ним стояла сложная задача по наведению должного порядка в обители, улучшению духовно-нравственного состояния ее братии, которая привыкла к отсутствию строгого контроля за своей жизнью, ленилась на послушаниях и не всегда присутствовала на богослужениях. Для помощи из того же Александро-Свирского монастыря были переведены несколько монашествующих.

26 августа 1913 года в Андрусовой пустыни произошло светлое и радостное для насельников событие. Бережно хранимая в монастыре частица мощей прмч. Адриана Андрусовского была переложена в изящный серебряный ковчег, устроенный хлопотами нового настоятеля иеромонаха Ксенофонта. В этот торжественный день обитель посетил Преосвященнейший Никанор и отслужил Божественную литургию в монастырском храме. Братия с надеждой уповала на помощь в нелегких ежедневных трудах от своего небесного покровителя, основателя родной пустыни. Но спустя всего 4 года обычное течение монастырской жизни было прервано.

После установления в Карелии советской власти Андрусова пустынь была закрыта, на ее бывших землях организовали советское хозяйство имени Володарского, в который вступила часть братии. На 31 октября 1919 года среди 13 его рабочих числилось б монахов и три послушника. Первоначально управляющим совхоза назначили иеромонаха Леонтия, последнего настоятеля обители.

Дальнейшая точная судьба насельников Андрусовой пустыни по известным документам пока не прослеживается. Андрусовское религиозное объединение, созданное местными жителями, какое-то время содержало монастырские храмы. После войны 1941-1945 годов Никольская церковь попала в список памятников архитектуры Карело-Финской ССР, но это не спасло ее от варварского разрушения. При советской власти от храмов пустыни практически ничего не осталось. До недавнего времени на территории монастыря рядом с остатками фундамента Введенского храма стояло двухэтажное здание базы отдыха.

В сентябре 1999 года, в 450-летнюю годовщину со дня мученической смерти прмч. Адриана, епископ Петрозаводский и Карельский Мануил посетил развалины Андрусовой пустыни, где отслужил молебен и акафист святому.

Кожевникова Ю.Н., сборник «Олонецкая епархия. Страницы истории»

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru