ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Архиепископа | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Газета "Сретение" | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | ГостеваяОбъявления  | E-mail


Источник утешения и мужества.

Иконы Божией Матери
«Торжество Пресвятой Богородицы» — Порт-Артурская
и «Объятия Отча» — Уссурийская

Ночью, во время сна благочестивый прихожанин одного из петрозаводских храмов услышал внутренний голос, повелевавший ему ехать в Уссурийск и привезти оттуда в Дивеево икону Божией Матери. Раб Божий призадумался: Дальний Восток — свет не близкий, а он человек пожилой, инвалид, переживший два инфаркта, и что икона ему не известна. И тут же словно невзначай вспомнил он, что раз в году имеет не всем доступную возможность побывать в любом конце России по бесплатному билету — как бывший железнодорожник. И отправился он по воле Божией и благословению священника в далекий путь. И все складывалось у него так, что не оказалось даже тех препятствий, которые, по обычной мирской логике, должны были ему сопутствовать с первого же его шага. Даже то, что не обнаружил он в своей дорожной сумке лекарств, которые, казалось бы, клал дома, чтобы поддержать себя в дороге на случай тяжелого недуга, не помешало ему благополучно доехать и до Уссурийска, а потом добраться и до Дивеева.

После целого месяца своего необычного паломничества вернулся раб Божий в Петрозаводск с копиями двух великих святынь — иконы Божией Матери «Объятия Отча» — Уссурийской и образа «Торжество Пресвятой Богородицы» (Порт-Артурской Божией Матери).

Икона «Торжество Пресвятой Богородицы» (Порт-Артурская)

Икона, ныне хранящаяся в епархиальном храме во Владивостоке, находится в эти дни на борту военного корабля, отравившегося в многодневный Крестный ход вокруг российских берегов. Побывает этот чудотворный образ и в крепости Порт-Артур, земля которой полита кровью мужественных ее защитников, и в Японии, откуда будет перевезен на родную землю прах русских моряков.

Какова же история этого чудотворного образа, который по Промыслу Божию в эти смутные дни, когда туманное грядущее едва ли сулит нам спокойную жизнь, вновь дан православным людям для духовной крепости?

Необычное явление Пресвятой Богородицы привело старого севастопольского матроса в декабре 1903 года из Бессарабии в Киево-Печерскую лавру. Здесь, в Киеве, он решил исполнить указание Самой Царицы Небесной и заказать икону, изображающую Торжество Православия над язычеством. Старик поведал лаврским монахам о своем чудесном сновидении и сам усердно молился на Дальних пещерах о русском флоте, который в то время стоял, главным образом, в Порт-Артуре. Весть о матросе-севастопольце и о явлении ему Царицы Небесной быстро распространилась среди богомольцев и горожан Киева. А вскоре разразилась война, о которой предвещала Царица Небесная

Икона была написана в первые же дни нападения японцев на русских моряков в Порт-Артуре. Иконописец Павел Штронда по просьбе богомольцев безвозмездно взял на себя великий труд — изобразить чудный образ Царицы Небесной, от которой зависела судьба России в Русско-Японской войне. Писал он его, следуя подробнейшему рассказу старика-матроса. Образ Богородицы был написан по золотому чеканному фону с использованием тех цветов и красок, которые были замечены стариком в одеждах Пресвятой Девы и окружающей Ее обстановке. Особенно удались иконописцу глаза Богоматери: они были как живые. Икона была освящена при огромном стечении богомольцев на Страстной седмице Великого поста 1904 года и затем отправлена в Санкт-Петербург, куда прибыла на Пасху — 28 марта.

На далеком Востоке порт-артуровцы ничего не ведали о возможном спасении через таинственный и чудесный по своему происхождению образ Божией Матери. Они обращали свои чаяния и мольбы к «Избавительнице». Как писали многие очевидцы тех событий, в дни осады крепости у доблестных ее защитниках проявилась великая сила веры и любви к родине. Повергаясь ниц перед иконой Богоматери, присланной из Афонского монастыря, моряки поручали себя Ее мощному Покрову и Заступлению и просили благословения Пречистой на бранный подвиг.

Чудотворный образ «Торжество Пресвятой Богородицы» по поручению Государыни Императрицы Марии Федоровны привез во Владивосток назначенный на пост командующего Тихоокеанским флотом вместо погибшего адмирала Макарова бывший командир Черноморского флота, один из героев Русско-Турецкой войны 1877-1878 годов, Николай Илларионович Скрыдлов. Он должен был доставить икону в Порт-Артур, но по разным причинам откладывал это небезопасное путешествие. Многих стал мучить вопрос, неужели среди русских людей не найдется ни одного сильного верой в благодатную помощь Пресвятой Богородицы человека, который бы взял на себя подвиг доставить подлинную икону Богоматери в Порт-Артур. Высокую миссию — попытаться провезти икону в осажденную порт-артурскую крепость взял на себя петербургский чиновник, коллежский советник Николай Федоров. Но икона, которая плыла морем, так и не вошла в Порт-Артур. 20 декабря 1904 года крепость была сдана.

В приказе от 1 января 1905 года Император Николай II писал: «Порт-Артур перешел в руки врагов. Одиннадцать месяцев длилась борьба за его защиту. Более семи месяцев доблестный его гарнизон был отрезан от внешнего мира. Без твердой надежды на помощь, безропотно перенося лишения осады, испытывая нравственные муки по мере развития успехов противника, не щадя жизни и крови, сдерживала горсть русских людей яростные атаки врага. С гордым чувством следила за его подвигами Россия, весь мир преклонялся пред их доблестью…».

В течение 329 дней гарнизон, состоящий из 50 тыс. человек, включая морские команды, отстаивал Порт-Артур, отвлекая на себя в общей сложности более 170 тысяч неприятельской армии, почти треть ее состава. Под стенами крепости японцы потеряли убитыми и ранеными до 110 тысяч человек, из которых 85 тысяч пало в боях, а русские — лишь 17 тысяч, что составляло треть гарнизона крепости.

Затем было поражение под Мукденом и в Цусимском морском сражении. Война, разразившаяся в отдалении от Центральной России, была трудной. Великая Сибирская магистраль имела одну лишь колею, да и то незаконченную, и только в процессе войны была построена вторая колея. И все же к началу лета 1905 года на театре военных действий уже была сосредоточена могущественная русская армия, прекрасно вооруженная и численно превосходящая противника. К этому времени Япония была совершенно истощена, хотя и получила от Великобритании и США займы, покрывшие 40% ее военных расходов, и только мир, заключенный российским Императором под давлением президента США и кайзера Германии, спасло ее от полного крушения.

Но более серьезную опасность для России представлял тогда «внутренний враг». Некоторые предатели Родины даже посылали японскому императору телеграммы с пожеланием победы и с поздравлениями по случаю поражения русских. Япония вместе с американскими миллионерами финансировала революционное движение в России, и эта подрывная работа вскоре привела к желаемому результату: в январе 1905 года в Петербурге начались революционные беспорядки.

«Наказывает Бог Россию, — писал в своем дневнике епископ Николай Японский через полтора месяца после Цусимского сражения, — то есть отступил от нее, потому что она отступила от Него. Что за дикое неистовство атеизма, злейшей вражды на Православие и всякой умственной и нравственной мерзости теперь в русской литературе и русской жизни! Адский мрак окутал Россию, и отчаяние берет, настанет ли просвет? Способны ли мы к исторической жизни? Без Бога, без нравственности, без патриотизма народ не может самостоятельно существовать. А в России, судя по ее мерзкой — не только светской, но и духовной — литературе, совсем гаснет вера в Личного Бога, в бессмертие души. Бичуется ныне Россия, опозорена, обезславлена, ограблена. Но разве же это отрезвляет ее? Сатанинский хохот радости этому из конца в конец раздается по ней. Коли собственному позору и гибели смеемся, то уж не в когтях ли злого демона она вся? Богохульством дышат уста ее. Конечно, есть малый остаток добра, но он, видно до того мал, что не о нем сказано: «Семя Свято — стояние его» (Ис.6.13)».

Божия Матерь, не позволив Своему образу достигнуть крепости, не дала ему оказаться в плену и вернула его обратно в Россию. Икона «Торжество Пресвятой Богородицы», возвращенная из действующей армии, была перенесена во Владивостокский Успенский кафедральный собор. В 1932 году храм был закрыт, а в 1938 году взорван. Следы же чудесного образа после его разрушения затерялись.

В феврале 1998 года небольшая группа приморских паломников в последний день пребывания в Иерусалиме случайно зашла в антикварный магазин. Архимандрит Иннокентий из Уссурийского монастыря и отец Сергий, настоятель одного из приморских храмов, были поражены: с витрины на них смотрела Порт-Артурская икона Божией Матери, чье описание они знали наизусть. Хозяином магазина — арабом она была представлена как образ святой Вероники. Насколько удалось узнать, российская святыня попала в Израиль из Гонконга и была выставлена на витрине уже более четырех лет. Паломники, не выдав своего волнения насторожившемуся продавцу, упросили его никому не продавать иконы, а сами стали собирать средства для выкупа святого образа Царицы Небесной. Первую экспертизу иконы провела инокиня Горнинского женского монастыря Ниталия, бывший сотрудник Третьяковской галереи. Она подтвердила, что икона — не современная подделка. С помощью российских православных монастырей в Израиле удалось собрать требуемую сумму — 2 тысячи долларов, а российские дипломаты помогли оформить все документы на вывоз святыни.

Наконец, 6 мая, в день св. Георгия Победоносца, небесного покровителя Владивостока, икона «Торжество Пресвятой Богородицы» прибыла в свой город. 9 мая владивостокцы, пришедшие помолиться в Свято-Никольский храм, впервые увидели образ Царицы Небесной, стоящей на фоне морского залива.

Икона Божией Матери «Объятия Отча» — Уссурийская

В 1877 г. после долгих душевных исканий прибыл на Афон отставной офицер Царской армии, железнодорожный подрядчик, затем, путешественник Григорий Афанасьевич Осколков, принадлежащий к древнему дворянскому роду из Великого Новгорода. На Афоне он остался вследствие неосуществленного желания помогать православным народам на Балканах в их борьбе против турецкого владычества и защищать святую православную веру и Церковь от мусульманской экспансии.

На Святой Горе Афон раб Божий Григорий духовно сблизился с настоятелем Русского Свято-Пантелеимонова монастыря архимандритом Макарием и начальником Русской Духовной миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином (Капустиным). К тому времени Григорию исполнилось 42 года, и он принял монашество с именем Алексия. В течение 16 лет он подвизался на Святой Горе Афонской не только в обители, но и нес подвиг отшельничества. На нем обильно стали проявляться дары Благодати Божией — как иконописца и в последствии — миссионера, устроителя иноческой обители на земле Дальне-Восточной и настоятеля Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, в который он некогда пришел, взыскуя духовного утешения, а наипаче — спасения.

По приглашению архимандрита Антонина в 1892 году отец Алексий расписывает собор святого Апостола Петра в Яффе (пригород Тель-Авива, Израиль). В 1894 году Святейший Правительственный Синод направляет 58-летнего иеромонаха Алексия (Осколкова) в Приамурье с поручением устроить здесь иноческую обитель.

После долгих поисков подходящего места для обители, таковое с помощью Божией было найдено в Южно-Уссурийском крае близ станции Шмаковка Уссурийской железной дороги. Место было безлюдное и благодатное. Шел 1895 год. Обитель стала обустраиваться и получила свое наименование Свято-Троицкая Николаевская обитель. В этом богоугодном деле отец Алексий получил поддержку Валаамской обители в лице ее иноков отцов Сергия и Германа, которые стали его помощниками и продолжателями с Богом начатого дела. С момента своего становления Свято-Троицкий Николаевский монастырь становится духовным центром Дальневосточной окраины Великой России.

Положив много сил, здоровья и достигнув почтенного возраста, отец игумен Алексий передает монастырские дела и с благословения Святейшего Синода в январе 1897 года возвращается на Святую Гору Афон, куда в течение всего этого времени стремилась его душа. Но и оттуда он заботится о своей обители на далекой Родине.

В книге священника Григория Ваулина «Первая обитель на Дальнем Востоке» упоминается икона, присланная в Шмаковский монастырь с Афона первоустроителем дальней обители. Эта икона Святой Троицы, писанная на доске из Мамврийского дуба.

В другой же книге: «Святыни Уссурийского Свято-Троицкого Николаевского монастыря», изданной в 1913 году есть рассказ о другом ценном подарке отца Алексия — иконе Божией Матери «Объятия Отча», написаннной лично основателем Уссурийской обители игуменом Алексием, удалившимся на покой на Святую Гору Афон, и дарованной в благословение монастырю.

Если учесть, что в книге отца Григория Ваулина икона эта не упоминается, а в 1913 году о ней уже говорится, то можно заключить, что она была написана и прислана в монастырь между 1903 и 1913 годами. Игумену Алексию было тогда уже более 70 лет.

Ныне сия Афонская святыня — образ Пресвятой Богородицы, именуемый «Объятия Отча»-Уссурийская, находится в храме Покрова Божией Матери града Никольска-Уссурийского между центральным Свято-Покровским и южным Свято-Петро-Павловским приделами.

Празднование иконы Божией Матери «Объятия Отча»-Уссурийская совершается два раза в году вместе с праздником Казанской иконы Божией Матери — 21 июля и 4 ноября по новому стилю. В дни сего светлого торжества по окончании Божественной литургии всегда совершается праздничный молебен с пением Акафиста Казанской иконе Божией Матери, водоосвящением, Крестным ходом.

На Крестный ход выносятся обе глубоко почитаемые святыни — иконы «Объятия Отча» и Казанская (большая), ранее находившаяся в Свято-Николаевском соборе града Никольско-Уссурийского, уничтоженного богоборцами в начале 30-х годов.

По благочестивой традиции богомольцы, возвращаясь с Крестного хода, проходят под чудотворными иконами при несмолкаемых молитвословиях и праздничном звоне колоколов. После торжественного Крестного хода с пением «Достойно есть…», многочисленные богомольцы встречают святые иконы и препровождают их на места обычного пребывания в святом храме.

ТРОПАРЬ, гл. 4-й: Богорадованная Владычице, препрославленная Мати Щедрот и Человеколюбия, всемилостивая о земле Уссурийския Ходатаице! Прилежно раби Твои ко Твоему предстательству прибегаем, и ко пречудному образу Твоему «Объятия Отчи», со умилением припадающе молимся: молитву теплую Сыну Твоему и Богу нашему сотвори, о, Всепетая Царице Богородице, да от всяких болезней и печалей нас Тебе ради избавит, от мрака безбожия и лютых ересей оградит, и от грехов всяких свободив, Царствия своего небесного наследники ны покажет, велие бо и неизреченное яко Мати к Нему дерзновение имаши, и вся от Него испросити можеши едина во веки Преблагословенная.

  • Продолжение следует.
  • См. также:

    При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.onego.ru