ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Архиепископа | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Газета "Сретение" | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | ГостеваяОбъявления  | E-mail


ЛЕУШИНО В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ

В одном из последних номеров «Сретения» мы рассказывали о Леушинской обители, которая была устроена трудами игуменьи Таисии (Солоповой), духовной дочери св. прав. Иоанна Кронштадтского. Обитель была затоплена водами искусственно созданного Рыбинского водохранилища. В настоящее время в Санкт–Петербурге восстановлено Леушинское подворье, настоятель которого священник Геннадий Беловолов вместе с прихожанами делает все, чтобы возродить традиции монастыря, разыскать сведения о его насельницах. Ведется неустанная работа по подготовке материалов для прославления в лике святых игуменьи Леушинской обители монахини Таисии. В Петрозаводске проживает жительница села Леушино Римма Александровна Лебедева. Жизнь ее родственников была непосредственно связана с жизнью затопленной обители.

Римма Александровна готовилась к нашей встрече и первое, что я увидела, когда мы сели за стол, – это листок бумаги, на котором простым карандашом был нарисован план Леушинского монастыря и прилежащих к нему земель. Удивительно, как 13-летняя девочка (их семья последней покинула деревню перед затоплением, и было это 1 сентября 1940 года) сумела сохранить в памяти столь многие детали в расположении построек.

Родительский дом, где в 1927 году родилась Римма, находился на площади прямо у дороги, которая шла от пристани Борки к монастырю. До монастырской ограды от дома было метров триста. Сразу за дорогой по левую сторону располагались обширные монастырские земли, где одно время отец Риммы трудился в лесничестве. С правой стороны располагалась двухэтажная гостиница, в которой после закрытия монастыря была школа. За гостиницей – прекрасный пруд с огромными деревьями вокруг. А дальше - монастырская ограда. В левой части фасада на втором этаже находилась, по словам старшего брата Риммы Александровны, иконописная мастерская, которой руководила матушка Гермогена, приходившаяся бабушке Риммы сестрой. От монастырских ворот прямо по липовой аллее можно было пройти к большому 2-этажному келейному зданию с домовой церковью внутри. Римма Александровна бывала в этом доме уже после закрытия монастыря в келье своей родной тети - матушки Феофании. Позже в этой разрушенной церкви устроили клуб. Справа от липовой аллеи находился также 2-этажный деревянный дом, в котором, как предполагает Римма Александровна, жила игуменья. Римме особенно запомнилась в нем большая, очень красивая, резная лестница. Слева от аллеи стояла церковь. Еще в 1934 году в ней отпевали Риммину бабушку. Она помнит, как поднималась по большим каменным ступеням в храм. Гроб стоял у очень красивой иконы Божьей Матери. Римма Александровна помнит, что иконостас был весь в золоте и необычайно красив.

Дальше за келейным зданием расположились отдельные домики, большие кирпичные здания, а за оградой большой монастырский сад, пекарня, конюшня, скотный двор, телятник. Вся эта монастырская территория в 1934-35 году принадлежала детской колонии особого режима, в которую из Ленинграда было привезено 500 беспризорников разного возраста.

feof1.jpg (12588 bytes)Мама Риммы Александровны Евдокия Алексеева (в девичестве Волкова) была из богатой купеческой семьи. Но потом случилось несчастье – пожар, и семья обеднела. К тому же вскоре умерла мать, и пятеро детей остались сиротами. В 1900 году старшая, шестнадцатилетняя сестра Евдокии Феоктиста вынуждена была уйти в Леушинскую обитель, где приняла постриг с именем Феофания. Здесь же в обители подвизались две ее тети – сестры матери. Одну из них звали Гермогена, а другую Вриена. Через некоторое время монахини Феофания была послана в Петербург на Леушинское подворье, и маленькую Евдокию, девяти лет от роду, отправили к сестре в Петербург. Одиннадцать лет жила Евдокия, мать Риммы Александровны, на Леушинском подворье в Петербурге, училась шитью золотом, бисером и другому рукоделию. Вскоре и младшая сестра Евдокии и матушки Феофании Анастасия приехала туда же и приняла постриг с тем же именем.

anst.jpg (8878 bytes)По словам, Риммы Александровны, матушка Феофания, как старшая сестра, была категорически против принятия ее матерью монашества, считая этот крест очень трудным для нее. В 1918 году Евдокия покинула Петербург. Ей было тогда 22 года. Она вернулась в Леушино и вышла замуж за Александра Алексеева, вернувшегося с гражданской войны инвалидом. Отец Риммы Александровны еще в молодости работал в монастыре и знал игуменью Таисию. Когда он стал стареньким, всегда вспоминал о ней с восхищением: «Она была человеком не от мира сего».

sestr.jpg (13035 bytes)Приблизительно в 30-е годы монахини-сестры Феофания и Анастасия были сосланы в Узбекистан. У Риммы Александровны сохранилась фотография матушки Анастасии, на обороте которой подписано место их пребывания – Талды-Курган. Позже мать Феофания вернулась в Ленинград, где жила в прислугах, а потом она уехала в Кадников Вологодской области, где и почила в июле 1963 года. А мать Анастасия осталась в Узбекистане. Всю жизнь она отдала служению Богу и Церкви. Скончалась в 70-е годы в Чард-джоу в Таджикистане.

Две сестры бабушки Риммы Александровны, Гермогена и Вриена Помеловы, также разделили трагическую судьбу обители. По словам, старшего брата Риммы Александровны, мать Гермогена, крестная Риммы, была начальницей иконописной мастерской. В семье брата в Ярославле сохранилась большая икона ангела, написанная матушкой Гермогеной. Когда обитель закрыли, матушки Гермогена и Вриена жили в домике в деревне вне монастырской ограды. А перед затоплением села вместе с другими насельницами монастыря поселились в деревне Романово Мяксинского района, где и проживали до конца своих дней, зарабатывая себе на жизнь шитьем. Римма Александровна помнит, как уже после войны, летом 1945 года, они с братом навещали матушек в деревне Романово. В Романове почила сначала матушка Вриена, за ней Гермогена, которая была младше своей сестры.

С 1938 года жители села Леушино стали понемногу переселяться. Кто смог, перевез свои дома, а в монастырь в то время прислали заключенных для уничтожения всего, что мешало затоплению. 1 сентября 1940 года семья Риммы Александровны последней покинула Леушино. Обосновались они в Кадникове.

feof2.jpg (16885 bytes)Римма Александровна бережно раскладывает на столе старые фотографии. Вот на снимке молодая матушка Феофания, на другом – монахиня Анастасия. На маленькой фотокарточке запечатлена могилка матушки Феофании в Кадникове. Римма Александровна показывает небольшуюmogila.jpg (16736 bytes) икону Знамения Божьей Матери, которая когда-то принадлежала послушнице Анастасии Григорьевой и благословлена была ей игуменьей Антонией в 1899 году. Об этом рассказывает надпись на обороте иконы. Сохранилось у Риммы Александровны старое Евангелие, принадлежащее одной из сестер-монахинь, листы Псалтири, лампадка, два деревянных креста с изображением Спасителя на одной стороне и с изображением Божьей Матери – на другой. Но самое главное сбережение – это иконы Спасителя и Николая Чудотворца, когда-то облеченные в богатые ризы. Но теперь они выглядят проще: с ризами и большими киотами пришлось расстаться, иначе во времена гонений на Церковь иконы было бы трудно сохранить. Они достались Римме Александровне от Леушинских матушек, и она свято их хранит.

Водой Рыбинского водохранилища затопило несколько городов, около 600 деревень, более 100 храмов и три монастыря. Но Господь сохранил для нас воспоминания живых свидетелей и каждое из них драгоценно для нас. Как отрадно, что постепенно пополняется синодик с именами Леушинских сестер.

Помяни, Господи, во Царствии твоем р. Б. монахинь Гермогену, Вриену, Феофанию, Анастасию.

Ирина ЯКОВЛЕВА

На снимках:

- м. Феофания;
- м. Анастасия;
- сестры (м. Феофания и м. Анастасия);
- м. Феофания;
- могила м. Феофании

См. также:

При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.onego.ru