ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ. Сайт Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Архиепископа | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Газета "Сретение" | Архив
Беседы о Православии
| Праздники | Православный центр |
ГостеваяОбъявления  | E-mail


ЗАОНЕЖСКАЯ ПЛЕННИЦА ИНОКИНЯ МАРФА ИВАНОВНА РОМАНОВА

История нашего края связана с родоначальниками царствующего дома Романовых, занимавшими престол и управлявшими жизнью Российского государства на протяжении трехсот лет. В Обонежской пятине, в Выгозерском стану, на Толвуе 5 лет заточения провела будущая Великая государыня старица - инокиня Марфа Ивановна, в миру Ксения Ивановна Романова, или царица Марфа Ивановна, как называли ее местные толвуйские крестьяне.

Заонежье - особенный район Карелии. Это и знаменитый остров Кижи с его величественным многоглавым Преображенским собором, и большие села: Сенная Губа, Великая Губа, Великая Нива, Космозеро, Фоймогуба, Шуньга, Типиницы, Кузаранда, Толвуя и множество маленьких деревень. Население этих мест - потомки новгородских славян, переселившихся из Новгорода в XI — XVI веках, исконно было православным. Из рода в род старики рассказывали молодым “бывальщины” о том, как пришли их предки в эти края: леса были великие, зверя и птицы множество, рыбы в озерах - хоть лукошком черпай, ягоды всякой полно и грибов. Места глухие, под пожни* лес рубили и выжигали, камни собирали и складывали в грудовища.** Природа здесь для северных районов, благодатная: за лето вызревали рожь, пшеница, овес и овощи росли хорошо.

На территории Заонежья было несколько погостов. В каждом - свой храм и причт: священник, диакон и причетник. На островах Онежского озера с древнейших времен находились два монастыря: Палеостровский и Клименецкий, оба значатся в писцовых книгах.

В документах Национального архива РК есть сведения о том, что в 1844 году по указанию Олонецкой духовной консистории проводилась перепись наиболее древних храмов епархии. К тому времени в Заонежье сохранились старинные храмы, “построенные из соснового леса, еще твердые”: церковь во имя Преображения Господня (1714 г.) – в Кижском погосте, в погостах Яндомозерском - во имя св. влмч. Варвары (1658 г.), Великогубском - во имя Илии Пророка (1658 г.) и во имя Богоявления Господня (1647 г.), Фоймогубском - во имя Успения Пресвятой Богородицы (1631 г.), Вырозерском - во имя свт. Николая Чудотворца (1670 г.), Космозерском - во имя Успения Пресвятой Богородицы (1720 г.). “Утварь в сих церквах старинная, но довольно достаточна, - сообщали переписчики.- Старожилы Толвуйского жительства осведомляют, что в лето 7122 от сотворения мира, а от Рождества Христова - в 1601 году Великая государыня старица — инокиня Марфа Ивановна, мать Великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича Романова, будучи сослана при Борисе Годунове, проживала в Толвуе, но древних остатков в месте ее пребывания не сохранилось”. Зато многое сохранилось в памяти народной.

Селение Толвуя впервые упоминается в исторических актах в XIV веке, под 1375 годом. Это одно из древних русских поселений на берегу Онего-озера, расположенных на полуострове Заонежье. Перед ссылкой в Толвую инокини Марфы Ивановны Романовой в самом начале XVII века вокруг Толвуйского погоста располагались 33 деревни. Земли погоста занимали около шестидесяти верст в округе. Церквей в погосте было три, две из них: церковь страстотерпца Христова Егория (Георгия Победоносца) с приделом святителя Николая Чудотворца, да теплая церковь Живоначальныя Троицы — обе деревянные, стояли на погосте в Толвуе, а третья церковь Рождества Пречистыя Богородицы была поставлена за Повенецким заливом.

От Москвы до Толвуи было 1200 верст. Дорог практически не было, летом добирались по воде, зимой налаживали санный путь, а в межсезонье сообщение было крайне затруднительным. Вероятно, поэтому царь Борис Годунов выбрал Толвуйский погост местом заточения для боярыни Ксении Ивановны Романовой, в инокинях Марфы.

Боярыня Ксения происходила из рода дворян Шестовых, она родилась около 1570 года, в царствование Ивана Грозного, и рано осиротела. Род был знатным и богатым, за девушкой было хорошее приданое. Ксения Ивановна была образованна и красива. В 1590 году она вступила в брак с самым видным и знатным юношей в Москве. Ее мужем стал Федор Никитич Романов, двоюродный брат и крестник царя Федора Иоанновича, будущий патриарх Филарет.

В 1598 году умер царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного, последний из царственного рода Рюриковичей. Престол занял царский шурин* Борис Годунов, он не доверял знатным боярам и многих подозревал в измене. Романовы были в родстве с царским родом и их права на престол были весьма основательны, поэтому они попали в опалу и были высланы из Москвы в далекие северные края.

Царь Борис разъединил мужа с женой и мать с детьми. Боярина Федора Никитича насильственно постригли в монахи с именем Филарет и отправили в монастырь близ Холмогор, а Ксению Ивановну, также постриженную в монахини с именем Марфа, сослали в Заонежье. Приговор Романовым был объявлен 30 июня 1601 года, а в Толвуйский погост инокиня Марфа прибыла зимой 1601 года.

По рассказам толвуйских старожилов, “...терем Марфы Ивановны находился позади крестьянских селений погоста Толвуи, в прямой почти линии с церквью, на северо-восток от нее. Судя по размерам фундамента, жилище узницы не было обширно. Терем опальной боярыни стоял на возвышенном месте, вид из окон открывался на Онего, белое зимой, а летом видны были зеленые леса Палеострова. Тридцатилетняя инокиня Марфа Ивановна болела, а “пищевое довольствие” поначалу было очень скудным.

Весной 1602 года царский указ смягчил условия содержания в ссылке бояр Романовых. Им разрешили общаться с местным населением. По преданию, инокиня Марфа ездила к Спасу в Кижи, и в Сенную Губу, и за Онего в Челмужи, где угощали и дарили ее сигами. Сохранился в Толвуе целебный источник, получивший название “Царицын ключ”, его указали болящей царице крестьяне для лечения водой, а близлежащие деревни стали называться Ближнее Царево и Дальнее Царево Толвуйского погоста.

Большую поддержку оказывал в ссылке опальной боярыне толвуйский священник, выборный из местных крестьян, Ермолай Герасимов. Он доставлял инокине Марфе Ивановне весточки от мужа и детей. Инокиня Марфа узнала, что муж и дети, Михаил и Татьяна, живы и здоровы. Детей взяла к себе тетка, Марфа Никитична Черкасская. Тайком она увезла их из Белозерского края в Село Клин Юрьевского уезда, старинную вотчину Романовых. Известия о том, что муж и дети живы, были лучшим лекарством для болящей боярыни. За оказанные матери услуги выбранный на русский престол царь Михаил Федорович Романов пожаловал обельными грамотами священника Толвуйского погоста с детьми и еще несколько крестьянских семей в Заонежье.

Инокиня Марфа Ивановна много пожертвовала в толвуйские Георгиевскую и Троицкую церкви, Петропавловскую - в Челмужах, построенную в 1605 году, сохранившуюся до наших дней. Она сделала вклады в часовню на родине святого Зосимы Соловецкого в деревне Загубье, в трех верстах от Толвуйского погоста, а также в Палеостровский на Онежском озере и Хутынский близ Новгорода монастыри. В более позднее время, по повелению царя Михаила Федоровича, земельные угодья были даны Яшезерскому и Спасо-Каргопольскому монастырям, а впоследствии и Александро-Свирскому.

Заточение будущей Великой государыни закончилось в 1606 году, после смерти Бориса Годунова, когда по приказанию Лжедмитрия в Москву были вызваны Борисовы “изменники”. Филарет Никитич Романов, назначенный митрополитом в Ростов, попал в плен к Лжедмитрию II — самозванцу. Сам Патриарх Гермоген оберегал имя будущего Патриарха Филарета, называя его страдальцем и пленником. 24 апреля 1610 г. плен Филарета Никитича закончился.

В 1611 году Марфу Ивановну и Филарета Никитича постигла тяжелая утрата: умерла дочь Татьяна, в то время уже замужняя, княгиня Кофтырева -Ростовская. Осенью 1612 года Марфа Ивановна с сыном Михаилом покинула Москву. Она уехала вначале в село Домнино, а потом в Кострому, в Ипатьевскую обитель.

21 февраля 1613 года в жизни Романовых и всей Русской земли произошло великое событие: Михаил Федорович Романов был избран на русский престол. Став Великой государыней, инокиня Марфа Ивановна не забыла обители, ”оказавшие ей гостеприимство,” и своих “толвуйских доброжелателей” и наградила их.

В 1910 году Олонецкий статистический комитет составил комиссию из трех человек для командирования их в Толвую для изучения памятников старины, связанных с именем Великой государыни инокини Марфы Ивановны. Олонецкий губернатор Н.В.Протасьев, будучи председателем Олонецкого статистического комитета, назначил в комиссию, которая обследовала памятные мест и установила, что боярский терем и древние церкви не сохранились (церкви сгорели 2 июня 1845 года от удара молнии). На их месте три года спустя была построена новая Троицкая церковь, а в 1876 году усердием рода Захарьевых возведена новая каменная Георгиевская церковь.

В Челмужах сохранилась древняя Богоявленская церковь, построенная в 1605 году. Это был единственный храм - современник Великой государыни Марфы Ивановны. По поручению Олонецкого губернатора Н.Д.Грязева церковь сфотографировали. В ней находилась древняя икона с изображением Спасителя и Божией Матери, пожертвованная царем Михаилом Федоровичем (об этом свидетельствовала надпись на ней от 8 марта 1614 года). Икона находилась в храме еще в 1913 году. К 300 - летию царствующего дома жители села Челмужи решили отремонтировать церковь и сделать новый киот с лампадкой для древней иконы.

У потомков Ключаревых (священника Ермолая Герасимова -Ключарева) члены экспедиции купили два старинных портрета: царя Михаила Федоровича и инокини Марфы Ивановны, изображенной еще молодой, но уже в монашеском одеянии. Этот портрет был опубликован в книге Н.С.Шайжина “Заонежская заточница”, вышедшей в Петрозаводске в 1912 году. Купленные у Ключаревых портреты были переданы в этнографический музей. Сохранились ли вышеупомянутые реликвии до наших дней, неизвестно. Возможно, какие-то из них были переданы в Краеведческий музей и находятся в его запасниках.

Помогая опальной боярыне, толвуйские крестьяне, сами того не предполагая, оказали непосредственное влияние на историю государства Российского.

НА ГЛАВНУЮ