ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления |  E-mail


Двойной праздник в Еройла

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

Еройла. 4 ноября 2019 года жители деревни Еройла имели возможность принять участие в двойном празднике. Празднование Казанской иконы Божией Матери в храме Спаса Нерукотворенного началось в воскресенье вечером традиционным Всенощным бдением. В праздничный день 4 ноября в храме была совершена Божественная Литургия, которая завершилась водосвятным молебном на источнике Покрова Божией Матери и крестным ходом вокруг храма, что не мудрено, ведь крестный ход в этот день совершался практически во всех весях Олонецкой Карелии.. Множество людей, собравшиеся почтить икону Божией матери Казанская, объединились в евхаристическом единстве.

Этот день, ознаменованный многими историческими событиями, для России является государственным праздником. Он назван Днем народного единства и отмечается в нашей стране с 2005 года, но его корни уводят к далеким событиям 1612 года, когда Москва была освобождена от польских интервентов. Нижегородское земское ополчение, организованное Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским с копией чудотворной иконы Казанской Божией Матери, обретенной в XVI веке, сумело изгнать поляков из Москвы, взяв штурмом Китай-город. Эта победа послужила мощным импульсом для возрождения российского государства. А икона стала особого почитаймой святыней Русской земли. С этим образом связано много чудесных событий. Её можно увидеть пожалуй в каждом домашнем иконостасе в каждом доме нашей необъятной Родины..

Крестный ход в древней Олонии как благочестивый акт благодарности Богу за Его милость и заступничество был во много связан с событиями Смутного времени. Вспомнит хотя бы знаменитейший в свое время кижский крестный ход с иконой Преображения Господня, связанной с чудом спасения Обонежья от польско-литовских шаек и известной в народе под именем «Белый Спас» или «ляхобой». Да и на всей Северной Руси, начиная со средневековья, крестные ходы стали совершенно неотъемлемой частью повседневной религиозной жизни. Достаточно сказать, что изменение порядка движения во время крестного хода в середине XVII в. стало од¬ной из причин церковного раскола: старообрядцы отстаивали древний порядок движения «посолонь». Традиция проведения крестных ходов нуждалась лишь в незначительной корректировке. Так, церковное законодательство XIX в., закрепляя, вероятнее всего, существующие нормы, предусматривало меры, регламентирующие время совершения крестных ходов и направленные на охрану общественного спокойствия во время церковных процессий. В момент совершения крестного хода требовалось закрыть «питейные дома» и прекратить торговлю любыми товарами, «кроме съестных жизненных потребностей». Источники показывают, что беспокойство властей по поводу правильного совершения крестных ходов не вполне обосновано. К началу XIX в. на Европейском Севере России имелся накопленный за предыдущие столетия опыт и устойчивые традиции организации церковных процессий. В 1909 г. пидемский священник сообщал консистории, что в его приходе «крестный ход учрежден издавна и совершается в том самом виде и порядке, как совершался и при самом учреждении». При этом без разрешения епархиального начальства, а также без «согласия и желания прихожан» никакие изменения не допускались. К середине XIX в. время и обстоятельства появления крестных ходов, судя по имеющимся источникам, в большинстве случаев забылись. Особенно это касается сельских приходов. В источниках формирование традиции проведения крестного хода в тот или иной день связывают с «далекими временами», о которых не сохранилось никаких сведений. Упоминания о том, как в той или иной местности появилась традиция совершать крестные ходы, крайне немногочисленны. Так, в Великогубском приходе крестный ход от местной церкви к часовне «установлен издавна, как сказывают обыватели сего места, по обещанию, для прекращения скотского падежа». В Деревянском приходе происхождение двух крестных ходов к началу XIX в. забылось, но один, установленный в 1831 г., появился «по случаю моровой язвы».

Упорядочивая церковно-приходскую жизнь, духовная власть стремилась навести порядое и в этом существенном, но стихийно сформировавшемся аспекте жизни церковного прихода. С одной стороны, в тех местностях, где крестные ходы отсутствовали, духовные власти старались их учредить. Так, настоятельные требования местного преосвященного об установлении крестного хода в Повенецком уезде Олонецкой губернии привели к составлению документа с подробным описанием современного состояния и перспектив развития этой традиции. В нем указывались те местности, где существуют крестные ходы, и содержалось объяснение причин отсутствия крестных ходов там, где их не было. Так, в Юшкозерском приходе, говорилось в документе, «учредить крестных ходов никуда и ни в какое время совершенно не возможно, ибо при сей церкви имеются только две часовни, но и те в дальнем разстоянии и путь неудобный». С другой стороны, в конце XIX—начале ХХ в. установление регулярных крестных ходов разрешалось лишь после согласования со Святейшим синодом.

Проведение крестных ходов по случаю праздников или бедствий (одним словом, по чрезвычайным поводам) требовало лишь решения местного епархиального начальства, которое более оперативно, чем Синод, реагировало на духовные запросы мирян. Осуществление контроля за крестными ходами возлагалось на благочинных. Они обязывались пресекать несанкционированные епископом церковные шествия. Как говорилось в инструкции благочинным, «вновь быть крестным ходам <...> отнюдь не допускать». На рубеже XIX и ХХ в. благочиннический съезд Олонецкой епархии специально обратился к местному архиерею с просьбой «дать разрешение приходским священникам в пределах своего прихода, где возможно, совершать крестные ходы в исключительных случаях, не испрашивая телеграммами разрешения Епархиального Архиерея», а также дозволить «совершать крестный ход, по желанию и просьбе прихожан, и на поля во время посевов яровых и озимых хлебов».

В вепсских деревнях в пасхальных крестных ходах «участвовали священник, дьякон, церковный сторож и 5—7 жителей, которые местным населением назывались ristad (букв. кресты)».

Крестные ходы не в последнюю очередь предназначались для того, чтобы продемонстрировать единство духовенства и народа в шествии по городу, вокруг села, из храма к часовне и т.д. В действительности даже сама последовательность прохождения церковников во время крестного хода являлась источником конфликтов. В некоторых случаях представители черного и белого духовенства, проживающие в одном и том же городе, оспаривали друг у друга первенство во время процессии. Глухие отзвуки противостояний сохранились в делопроизводстве Олонецкой консистории конца XVIII в. В 1793 г. иеромонах Варлаам, строитель Спасо - Каргопольского монастыря, «никем не зван», явился в городскую соборную церковь и «в продолжение обедни облачился во все свое облачение». После этого он «первенствующим стал на середину церкви, а с ним и другие из градских священников». В момент начала крестного хода во Владимирскую церковь «к храмовому празднику пре святыя Богородицы» иеромонах, к крайнему изумлению протопо¬па городского собора, встал во главе процессии. Раздосадованный священник обратился в консисторию с просьбой разобраться в ситуации, поскольку «нам неизвестно, почему оной строитель осмеливается занимать первенство в соборе». Такого рода противостояния в основном были возможны в крупных городах с многочисленным и амбициозным духовенством. В сельской местности, где церковников было немного, вопросы решались проще.

Довольно часто крестными ходами соединялись храм и прилегающие к нему часовни, а в процессии участвовали лишь местные клирики и наиболее активные прихожане. Об этом свидетельствуют данные из разных мест Олонецкой епархии. Так, в Петрозаводске к одной из часовен, приписанных к кафедральному Петропавловскому собору, ежегодно совершался от кладбищенской церкви крестный ход к часовне, расположенной на Куккуевой горке. В знаменитом своими церквами Кижском приходе духовенство и верующие дважды по церковным праздникам совершали крестные ходы к часовне во имя Успения Божией Матери. Третий кижский крестный ход отправлялся в день Сошествия Святого Духа к другой часовне того же наименования, расположенной на Каргиной горе. В Шокшинском при¬ходе этой же епархии Покровская церковь соединялась крестным ходом с расположенной при дороге, в 2 верстах, часовней во имя св. мироносицы Марии Магдалины. В Космозерском приходе ежегодно, 26 июня, совершался крестный ход из Успенской церкви к часовне во имя Тихвинской Божией Матери, расположенной в деревне Тереховской. В Типиницком приходе ежегодно совершались крестные ходы к трем местным часовням. Иногда в современных этнографических трудах встречается другая точка зрения на эту проблему: «Часовни возникали на путях крестных ходов».

Изучение материалов делопроизводства показывает, что в городах крестные ходы совершались столь же регулярно, как и в сельской местности, и отличались лишь большим числом участников из разных слоев населения. Например, в Повенце крестный ход совершался трижды в год по случаю летних праздников: Николая Чудотворца, Воздвижения Креста Господня и Успения Пресвятой Богородицы. В эти дни верующие в составе торжественной процессии направлялись к расположенным в городе часовням, «поелику сии часовни устроены во имя сих праздников». В день праздника Преполовения в Петрозаводске регулярно совершался крестный ход из кафедрального собора. Как видно из описания этого торжественного мероприятия, составленного в 1898 г., процессия направлялась «на воду и вокруг города». Верующие во главе с архиереем выходили на городскую пристань, где совершали «чин освящения воды», а затем отправлялись в путь по главным городским улицам. Завершался крестный ход возвращением в кафедральный собор.

Основные церковные праздники и престольные торжества церквей сами по себе, без каких-либо дополнительных условий и ограничений со стороны духовного начальства становились поводами для крестных ходов и в сельской местности. Ежегодные крестные ходы проводились в дни Богородичных праздников, а иногда в дни, связанные с почитанием ангелов, апостолов, пророков, мучеников и великих святителей. Так, в Виданском приходе Петрозаводского уезда ежегодно совершалось три крестных хода: в Пасху, на 1 августа и в день Богоявления Господня. В прилегающем к Петрозаводску Соломенском приходе крестные ходы совершались в Великую субботу и Светлую неделю. В Фоймогубском приходе этого же уезда «церемониальное крестное хождение» совершалось в дни Богоявления Господня и Происхождения Честных древ.

Пасхальные крестные ходы — наиболее распространенное явление, не случайно они считались «главными» крестными ходами. Только в Петрозаводском уезде они совершались в Виданском, Вешкельском, Горском, Деревянском, Линдозерском, Мелогубском, Мунозерском, Шокшинском, Шуйском, Ялгубском приходах. При этом в Шуйском приходе пасхальные торжества были отмечены двумя крестными ходами: в саму Пасху и день Преполовения Пасхи. Водосвятие также становилось популярным поводом для совершения крестного хода. Так, в Мунозерском приходе процессия ежегодно направлялась к Мунозеру для освящения воды, а в Горском приходе крестный ход совершали к Онежскому озеру. В Мелогубском приходе крестный ход для освящения онежской воды совершали 1 августа, а в Линдозерском приходе один из крестных ходов предназначался для освящения реки Суны. Иногда крестные ходы совершались в те пятницы, которые почитались в народе «наряду с установленными церковью праздниками». Так, на северо- востоке Вологодской губернии ежегодно праздновали пятницу первой недели Великого поста у часовни, «куда нарочно для этого совершали крестный ход».

Наличие в том или ином приходе или монастыре особо почитаемой православной реликвии также служило поводом для организации крестного хода. Обычно это ходы вокруг храма или монастыря, обладавших такими святынями. Еще одним поводом для крестного хода становились празднование примечательных событий истории Русской Православной Церкви, а также местные торжества. Так, в связи с 900-летием крещения Руси в Петрозаводске состоялся крестный ход от кафедрального собора к источнику, находящемуся близ реки Не¬глинки. Это событие напоминало, скорее, спектакль на открытом воздухе. По свидетельству очевидца, «по прибытии туда участвовавшим в процессии представилось интересное, невиданное даже 1 августа (когда тоже бывает крестный ход к этому ключу) зрелище: вся вершина песчаной горы, которая окружает ключ с юга, была усыпана народом». Сходные явления наблюдались и в сельской местности. Так, в мае 1914 г., накануне Троицына дня, в Челмужском приходе был организован крестный ход к одной из местных часовен. Священник, взяв икону преподобного Александра Свирского и положив ее на носилки, «нарочито для того устроенные», направился к близлежащей часовне «с пением тропаря и запевов преподобному». По пути «на величание, чтение евангелия и целование иконы преподобного были деланы остановки». После богослужения «икона преподобного была обнесена вокруг храма, а молящиеся в это время проходили под икону». Шествие крестного хода со святым образом стало всенародным праздником. Как говорилось в статье, опубликованной в епархиальных ведомостях, «народу, сопровождавшего икону преподобного, было очень много. Икона была украшена зеленью и по усердию прихожан платками и полотенцами». Повсеместно крестные ходы совершались во время торжеств по поводу открытия новых учебных заведений, при освящении новопостроенных или отремонтированных церквей.

Бедствия народной жизни служили веской основой для проведения крестных ходов. В особенности это касается эпидемий. В данном случае крестные ходы генетически связаны с опахиванием селений, которое, судя по этнографическим данным, сохранялось и в XIX в. Так, 1830 г., когда в Ладвинском приходе «открылась повальная болезнь на скот, от которого начало переходить и к людям», было решено отремонтировать местную церковь во имя Усекновения Главы Иоанна Предтечи и установить праздник в честь иконы Смоленской Божией Матери, «нося святую икону Ея с крестным ходом по всем деревням прихода». После совершения крестного хода, как указывали в своем отчете местные священники, «не только ни один человек не заболел и не умер, но и все больные выздоровели». Ладвинские священники обратились к местному преосвященному Игнатию с просьбой разрешить ежегодное проведение аналогичного празднества.

Неблагоприятные метеоусловия также пытались исправить при помощи крестного хода. Во многих местностях России крестные ходы совершались в дни, связанные с крайне неблагоприятными событиями в прошлом или настоящем. Европейский Север России не был исключением. Материалы, связанные с Олонецкой епархией, подтверждают общероссийскую закономерность. В Сенногубском приходе Олонецкой губернии крестные ходы, помимо часовенных праздников, совершались «во время бездождия или безведрия». В некоторых случаях крестные ходы могли сочетаться с молебнами или молебны заменяли собой крестные ходы. Так, в Заонежье молебны от засухи устраивали в церквах и часовнях, посвященных Илье Пророку, «или в полях по соседству с ними».

Крестные ходы в ряде местностей России устраивали и с профилактическими целями: для того чтобы защитить урожай от всевозможных угроз, связанных с внезапными неблагоприятными атмосферными явлениями. В таких случаях особое значение придавалось иконе Илии Пророка, к которому крестьяне обращались с молитвами о дожде. В Олонецкой епархии крестный ход от местной церкви к пашне совершался в северном, мало пригодном для земледелия Ребольском приходе. При этом духовенство намеревалось учредить еще два крестных хода: при «начатии посева» и «по собрании хлеба с полей». В Масельско-Паданском приходе этой же епархии, по утверждению местного духовенства, жители «считали за нужное при начатии посева» совершить крестный ход вокруг пашни. В соседнем Паданском погосте, по данным того же источника, особо почитался святитель Николай. По¬этому именно его икону с крестным ходом носили вдоль полей, «дабы он скорыми молитвами своими испросил у Бога Его благословения при начале посева умножением плодов земли».

Постепенно установление крестных ходов приспосабливалось к потребностям текущего момента политической жизни. Начало ХХ в. ознаменовалось настоящим расцветом традиции крестных ходов. Появлялись новые крестные ходы, прежние становились значительно более массовыми. Наиболее грандиозный за всю историю Карелии крестный ход состоялся в мае-июне 1914 г. и был связан с борьбой против распространения панфинской идеологии.

Ответственному мероприятию предшествовала тщательная разработка маршрута. Предстояло пройти по всем карельским волостям Повенецкого уезда, совершая богослужения в приходских церквах. Верующие с иконой св. Иоасафа, освященной на его мощах в г. Белгороде, прошли за 16 дней 308 км. На остановках по пути следования происходили диспуты православного духовенства со старообрядческими наставниками, с которыми в присутствии крестьян обсуждались самые животрепещущие вопросы, касающиеся церкви и ее таинств — крещения и брака. Епархиальные власти уделяли заметное внимание сбору пожертвований. В церковной периодике отмечалось, что «на икону святителя, несмотря на громадные расстояния между селениями, было возложено 440 аршин холста, 153 полотенца, 75 платков, 50 аршин ситцу и собрано доброхотных подаяний в кружку 288 руб. 22 коп.», что позволило окупить все расходы по организации столь грандиозного мероприятия и даже получить доход в размере 250 руб.

Таким образом, крестные ходы выполняли чрезвычайно важные роли в религиозной жизни Европейского Севера России XIX—начала ХХ в. Во-первых, они служили делу консолидации приходских сообществ: связывали часовни и приходскую церковь. Во-вторых, они являлись неотъемлемой частью церковных праздников. Благодаря крестному ходу духовенство получало возможность продемонстрировать высокую степень своего влияния на верующих. В-третьих, с точки зрения современников, крестный ход выполнял защитную роль. Он наделялся магической способностью защитить местное население от вредных воздействий, под которыми в равной мере понимались как инфекционные болезни, так и чуждая участникам крестного хода идеология.

Богослужения. Организация полноценных богослужений оставалась непростой проблемой на протяжении всего изучаемого периода. Прежде всего огромные расстояния между приходскими селениями и храмами на Севере России оставались влиятельным фактором, приводящим к отсутствию постоянного контакта между духовенством и крестьянами, добраться к которым по лесным тропам или озерам оставалось непростой задачей. Заметное влияние оказывал языковой барьер между священниками и паствой. Наконец, но не в последнюю очередь, значение богослужений в практическом плане для повседневной крестьянской жизни оказывалось менее существенным.

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии по материалам сайта храма Спаса Нерукотворенного деревни Еройла и книге М. В. Пулькина «Православный приход и власть в середине XVIII— начале XX в.», 2019 год.

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru