ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления |  E-mail


Памяти епископа Олонецкого и Петрозаводского Евгения (Мерцалова)

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

Из всех епархий Европейской России самой многострадальной в советский период оказалась Олонецкая. Угроза ее существованию возникла уже в 1919 г., когда правящий епископ фактически бросил свою паству. Его пришлось уволить на покой. Олонецкую епархию, оставленную на расхищение большевикам, самоотверженно принял под временное управление ее же уроженец, митрополит Петроградский и Гдовский св. Вениамин (Казанский). Осенью 1919 г. митрополит лично посетил Петрозаводск. Его поездка имела огромное значение, как для морального, так и для административного укрепления епархии. По докладу митрополита Вениамина Высшему Церковному Управлению в ноябре 1919 г. Олонецкая кафедра была замещена. Нового епископа Олонецкого и Петрозаводского, Евгения (Мерцалова), уже хорошо знали в Олонии: на рубеже XIX—XX веков он состоял преподавателем, а затем инспектором и ректором Олонецкой духовной семинарии.

Епископ Евгений, в миру Евгений Александрович Мерцалов, сын диакона Тульской епархии, родился 6 марта 1857 г. После окончания Тульской духовной семинарии (1878) он стал надзирателем Ефремовского духовного училища. 1 октября 1883 г. Е. Мерцалов был рукоположен во священника к Введенской ц. с. Березовец Новосильского уезда Тульской епархии (ныне Залегощенский р-н Орловской обл.) и 17 декабря утвержден законоучителем местной школы. Рано овдовев, о. Евгений в 1889 г. поступил в Московскую духовную академию. В 1892—1894 гг. находился по болезни вне Академии; окончил ее в 1895 г. со степенью кандидата богословия, присужденной за сочинение «Св. Григорий Нисский как панегирист».

Известно, что будущий епископ не отличался физическим здоровьем, но это не мешало ему быть настоящим руководителем. Так, в 1903 г. архиепископ Тверской и Кашинский Димитрий (Самбикин) признался, что его первое впечатление от знакомства с ним оказалось ошибочным: «Не скрою, что когда вы, о. ректор, в первый раз явились ко мне, то я, при виде вашего небольшого роста и бледного лица, невольно подумал, достанет ли у вас сил для управления многолюдной нашей семинарией… Но в скором времени из вашей деятельности и из бесед с вами я вполне убедился, что в вашем сравнительно слабом теле живет крепкий дух, и что вы в состоянии будете водворить в нашей семинарии надлежащий порядок, мир и единение…»

22 января—3 февраля 1896 г. священник Евгений Мерцалов был определен преподавателем основного, догматического и нравственного богословия Олонецкой семинарии в г. Петрозаводске, а с 1 марта 1897 одновременно преподавал в ней и еврейский язык. Его педагогическая служба началась «в тяжелое время ректорства… архимандрита Стефана (Киструсского), когда преподаватели уходили из Олонецкой духовной семинарии при первой возможности». Недоброжелательство, доходящее до самодурства, нового ректора было особо тягостно на фоне той братской атмосферы, которую поддерживал его предшественник, протоиерей Петр Щеглов, все 23 года своего ректорства. Духовно-учебное ведомство начинало пожинать плоды «контрреформ» императора Александра III. В 1884 г. были отменена выборность ректоров семинарий, введенная уставом 1867 г.

Начало 1897/1898 уч. года в Олонецкой семинарии ознаменовалось крупными скандалами и переменами. Из-за самоубийства одного воспитанника из семинарии пришлось уйти инспектору А. П. Надежину. Как следует из воспоминаний протоиерея Николая Чукова (впоследствии — митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий), инспектор «устроил увольнение в отставку старика кафедрального протоиерея А. Я. Благовещенского, принял сан и поступил на его место, будучи по духу совершенно нецерковным человеком». Этот же случай положил конец духовно-учебной службе ректора архимандрита Стефана: 24—25 октября 1897 г. он был переведен (а фактически сослан) настоятелем Жировицкого монастыря Гродненской губернии, где вскоре скончался. В те же дни (21 октября) был уволен на покой и 83-х летний епископ Олонецкий Павел (Доброхотов).

2 декабря 1897 г. в Петрозаводск прибыл новый епископ — Назарий (Кириллов), которому не исполнилось и 50 лет. Желая обратить на себя внимание в Синоде, он проявлял повышенную активность: объехал всю епархию, учредил «Олонецкие епархиальные ведомости», построил епархиальный (Братский) дом с залом для религиозно-нравственных чтений. Круг деятельности преподавателей семинарии, в том числе священника Евгения Мерцалова, значительно расширился. Они стали постоянными сотрудниками епархиального журнала и желанными лекторами в Братском доме. Ранее о. Евгений уже помещал свои проповеди в местной газете «Олонецкие губернские ведомости», публиковались они и в виде брошюр8. Что касается чтений в Братском доме, то о. Е. Мерцалов не только вошел в состав комиссии для выработки их программы, но и сам регулярно в них участвовал. Так, в 1900—1901 г. он выступал чаще всех — 19 раз (всего в тот год было 29 чтений).

Новым ректором Олонецкой семинарии стал архимандрит Нафанаил (Троицкий). По его инициативе в 1898 г. при семинарской Иоанно-Богословской церкви было учреждено попечительство для оказания помощи наименее обеспеченным воспитанникам (для детей духовенства малонаселенной северной епархии создание такого попечительства имело очень большое значение). Казначеем попечительства был избран преподаватель священник Евгений Мерцалов (в 1902 г.— его председатель по должности ректора); кроме того, он единовременно пожертвовал в пользу попечительства 35 руб. и т. о. вошел в число его пожизненных членов. 27 февраля 1900 в Петрозаводске открылся епархиальный комитет Православного Миссионерского общества. Священник Е. Мерцалов произнес речь на организационном собрании, был избран в совет комитета и также стал казначеем. А летом 1899 г. о. Евгений, не связанный семейными заботами, смог совершить паломничество в Святую Землю (в тот год из-за ремонта семинарского здания летние каникулы были удлинены). Своими впечатлениями он затем щедро делился и в письменной, и в устной форме. На страницах «Олонецких епархиальных ведомостей», он опубликовал немало очерков (очевидно, из-за большого спроса они были изданы также в виде оттисков), а в Братском доме он провел серию выступлений о Святой Земле, иллюстрируя рассказы «туманными картинками». Написанные живым языком, полные личных наблюдений, эти очерки с интересом читаются и сегодня.

За пять месяцев до перемещения ректора архимандрита Нафанаила из Петрозаводска священник Евгений Мерцалов станет ближайшим его помощником — 19 сентября 1901 г. состоялось его назначение инспектором семинарии. Перед Рождеством, 22 декабря, о. Евгений принял монашеский постриг без перемены имени. Обряд пострижения совершил архимандрит Нафанаил за всенощным бдением в семинарской церкви. Все эти события произошли уже при новом Олонецком епископе, Анастасии (Опоцком), сменившем епископа Назария 20 января 1901 г. Замечательна биография этого архиерея. Окончив С.-Петербургскую духовную академию в год освобождения крестьян (1861), он до посвящения в 1885 г. во епископа Брестского состоял на духовно-учебной службе в Западном крае. В 1880 г. архимандрит Анастасий выпустил сборник проповедей, в которых он раскрывал вселенский характер христианства, горячо приветствовал прогресс (реформы 60-х годов, развитие женского образования и науки вообще) и выступал против чиновничьего «обрусения» края. Естественно, что в эпоху императора Александра III епископ Анастасий пришелся «не ко двору», и назначение в Петрозаводск стало вершиной его служебной карьеры. Там он и скончался 7 декабря 1905, на 76-м г. жизни. В отличие от епископа Назария, он мог позволить себе жить без оглядки на то, чтобы понравиться начальству. Очевидно, в священнике Евгении Мерцалове епископ Анастасий увидел человека, близкого себе по духу.

Из воспитанников Олонецкой духовной семинарии периода преподавания в ней о. Евгения Мерцалова нельзя не упомянуть Николая Шайжина (1879—1950) — первого по успехам выпускника 1901 г. Впоследствии Николай Семенович несколько лет состоял в корпорации родной семинарии.

20—21 февраля 1902 г. иеромонах Евгений (Мерцалов) был определен ректором Олонецкой семинарии, с возведением в сан архимандрита (возведен в Неделю Православия, 3 марта, епископом Анастасием). 4—14 апреля 1902 г. он был утвержден в должности председателя Олонецкого Епархиального училищного совета, членом которого состоял с июня 1896 г.; он же редактировал «Олонецкие епархиальные ведомости» (с № 5 1902 по № 2 1903 включительно).

В истории Олонецкой семинарии только протоиерей Петр Щеглов и архимандрит Евгений (Мерцалов) прошли здесь все три ступени служения: преподавателя, инспектора и ректора. Они оказались и земляками (оба — туляки). Однако пребывание архимандрита Евгения в Петрозаводске на посту ректора оказалось совсем недолгим. 8 января 1903 г. он получил назначение ректором Тверской духовной семинарии. При прощании 19 января было произнесено много теплых слов. Так, епархиальный наблюдатель церковно-приходских школ священник Николай Чуков подчеркнул такие отличительные черты личных и служебных отношений о. Евгения как «справедливость, прямота и беспристрастие».

Тверская семинария входила в число 5 крупнейших семинарий страны, превосходя Олонецкую по контингенту учащихся в 4 раза (соответственно 600 и 150 чел.). Из-за частой смены ее ректоров на рубеже XIX—XX вв. архимандрита Евгения ожидала усиленная работа по приведению в надлежащий порядок всего семинарского быта. Однако намеченные планы оказались бессильны перед лицом революционных событий осени 1905 г.: тверские семинаристы пополнили ряды забастовщиков. Правление духовной школы во главе с архимандритом Евгением проявило благоразумие и не стало накалять обстановку. При возобновлении занятий в январе 1906 г. было объявлено, что те семинаристы, которые особенно рьяно протестовали против «действующих ныне правил», могут не являться в семинарию, «причем они не будут считаться уволенными… а лишь отпущенными в дома родителей и родственников». Подобным образом, «кротко, но твердо», действовал и ректор С.-Петербургской духовной семинарии архимандрит Вениамин (Казанский) — будущий Петроградский митрополит-священномученик. Из всех богословских вопросов о. Евгению были наиболее близки вопросы нравственного богословия — «заветы любви, снисхождения и прощения». И здесь он показал себя единомышленным с митрополитом Вениамином, который призывал «обращать внимание главным образом на нравоучение, а не на вероучение». «Просветительная, нравоучительная и благотворительная деятельность среди мира» были выделены о. Евгением в качестве основных задач в его речи при наречении во епископа.

В Твери о. Евгений состоял цензором «Тверских епархиальных ведомостей» (с 5 февраля 1903 г.), был членом совета Тверского епархиального историко-археологического комитета, а 26 декабря 1906 г. вошел в состав новоучрежденной Епархиальной комиссии по составлению и изданию историко-статистического описания Тверской епархии. В его памяти не мог не остаться праздник Благовещения 1906 г., когда в самом центре города был убит тверской губернатор П. А. Слепцов. Над гробом убитого архимандрит Евгений засвидетельствовал, что благо России он видит в «гармоническом росте духовно-материального прогресса… на основе св. православной веры, самодержавного уклада правления». Сформулированную им «триаду»: «православие, самодержавие, прогресс» разделяли очень немногие русские архимандриты начала ХХ в. Двадцатью пятью годами ранее с подобными идеями столь же одиноко выступал упомянутый выше архимандрит Анастасий (Опоцкий), но верх одержали охранители «незыблемых основ». В итоге призыв двигаться вперед перехватили экстремисты…

Изданный с опозданием едва ли не на полвека указ 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости положил конец использованию православным духовенством полицейского рычага «воздействия» на население и ускорил открытие викарных архиерейских кафедр в уездных городах ряда епархий. 23 ноября 1907 г. император Николай II утвердил синодальный доклад «об учреждении во Владимирской епархии на местные средства кафедры второго викарного епископа, с присвоением ему наименования Муромским и с переименованием первого викария в епископа Юрьевского и о бытии ректору Тверской духовной семинарии архимандриту Евгению епископом Муромским». Хиротония состоялась 16 декабря в Троицком соборе Александро-Невской лавры в С.-Петербурге. В ней приняли участие 12 иерархов, в том числе архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский; впоследствии — Патриарх Московский и всея Руси) и епископ Козловский, викарий Тамбовской епархии, Нафанаил (Троицкий), бывший начальник о. Евгения по Петрозаводску.

В Муроме епископ Евгений имел резиденцию в Спасском монастыре, настоятелем которого он состоял. В 1909—1910 гг. он переиздал в Муроме свои «палестинские» очерки, а также свидетельствующее о его глубоком знании древнерусских летописей и житий исследование «Как совершалась канонизация святых в первое время существования Русской Церкви?» (1-е изд. — Спб., 1903). Находил он время и для новых научной занятий – им опубликован труд «О церковном прославлении и почитании св. праведной Иулиании Лазаревской. (Исторический очерк)» (Муром, 1910) с приложением: «Житие св. праведной Иулиании Лазаревской (в двух редакциях) и служба ей». (СПб., 1910). В наши дни это произведение русской агиографии XVII века широко известно как «Повесть об Ульянии Осоргиной». 7 июня 1908 г. епископ Евгений участвовал в погребении в Успенском кафедральном соборе во Владимире тела Экзарха Грузии архиепископа Никона (Софийского), убитого в Тифлисе националистами от православия 28 мая 1908, а 6 июля — в заупокойных богослужениях по случаю 40-го дня его гибели. До января 1918 г., когда, в Киеве расстреляли митрополита Владимира (Богоявленского), одного из совершителей хиротонии епископа Евгения, хоронить убиенного архипастыря в России было в диковинку.

14 июня 1912 г. епископ Евгений назначается епископом Юрьевским, первым викарием Владимирской епархии, настоятелем Боголюбова монастыря, а 4-23 июля 1912 г. — также и председателем Владимирского Епархиального училищного совета. Имел ордена св. Владимира 4-й (1907) и 3-й (1911) степени и св. Анны 1-й степени (1915).

Февральская революция 1917 г. показала, насколько обманичивым было внешнее благополучие церковной жизни. Открывшийся 3 мая 1917 г. Епархиальный съезд в г. Владимире начался с того, что единогласно (при 30 воздержавшихся) постановил удалить с кафедры архиепископа Владимирского и Шуйского Алексия (Дородницына). Св. Синод не спешил утверждать постановления съезда, и первоначально представителям епархии пришлось довольствоваться тем, что архиепископу Алексию был предоставлен двухмесячный отпуск с 18 мая. Во временное управление Владимирской епархией с того же дня вступил епископ Юрьевский Евгений (оставался в этой должности по 10 августа). Архиепископ Алексий попытался взять реванш, но в итоге 10 июня был уволен на покой; одновременно Св. Синод благословил произвести выборы для замещения Владимирской архиерейской кафедры. Под руководством епископа Евгения их подготовили меньше чем за 2 месяца. Выборы состоялись 9 августа 1917 г.; епископ Евгений получил во втором туре 27 голосов. По результатам голосования 10 августа архиепископом Владимирским и Шуйским был утвержден архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский).

В 1919 г., на двенадцатом году служения епископа Евгения викарным епископом, решался вопрос о будущем Олонецкой епархии. Патриарх Тихон первоначально указал «озаботиться выборами» епископа. Началась активная подготовка к ним, но выборы так и не состоялись. Назначение епископа Юрьевского Евгения в Петрозаводск было произведено 17 (4) ноября 1919 г. — административным порядком.

Под резиденцию епископу приспособили деревянный дом на бывш. Соборной пл. (пл. Свободы, д. 6). Там он и скончался 7 мая 1920 г. от кровоизлияния в мозг, встретив в Петрозаводске всего одно Рождество и одну Пасху (в 1920 г. она пришлась на 29 марта/11 апреля). В период его правления к епископскому служению был призван протоиерей Олонецкой епархии Александр Надежин (бывший инспектор Олонецкой семинарии и будущий обновленческий митрополит Карельский и Петрозаводский).

В наши дни его память чтят преимущественно в Муроме, где поминают как убиенного — расстрелянного «в ссылке в Олонецком краю».

Информационный отдел петрозаводской и карельской епархии по материалам сборника статей 3-й региональной научной конференции посвященной 780-летию крещения карелов ( 16–17 октября 2007 года, г. Петрозаводск), 2019 год.

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru