ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления |  E-mail


Трагедия «карельской Метохии»

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

18 февраля отмечено в памяти карельского Православия как трагическая дата - решением государственных властей был упразднен мужской Троицкий Клименецкий монастырь. Однако, это 18 февраля пришлось ни на 1918 год, ни на 1919 год, ни даже на 1937 год, пик гонений на Русскую Церковь и ни на один другой год советской власти. Произошло оно 18 февраля 1769 года. «Как же так?» - невольно подумает наш читатель,-«1769 год, правление Екатерины Великой, золотой век Империи – и столь гнусное деяние ,достойное большевиков?» . Да, как не прискорбно это отмечать, но первую секуляризацию в истории России провели не большевики, а царское правительство. Изменение положения карельских монастырей вследствие Церковной реформы Екатерины II нельзя охарактеризовать иначе как настоящую трагедию.

Корни секуляризационых устремлений российского правительства уходят в глубину веков. Значительный рост церковного землевладения был связан с монголо – татарским игом, когда по привилегиям ордынских ханов русская Церковь была освобождена от налогового бремени, что позволило ее в кратчайшие сроки стань одним из крупнейших феодалов средневековое Руси. По подсчетам ряда исследователей к началу XVI века в собственности русских архиерейских домов и монастырей находилось около 50% всех пахотных земель центральной и северной России. К середине XVI века вопрос о церковном землевладении обострился настолько, что стал предметом соборного разбирательства. Вопросы монастырских имений обсуждались на «Макарьевских» Московских церковно – земских соборах 1546-1549 годов, на Стоглавом соборе 1550 года. Этой проблеме посвящали свои сочинения первые великие русские богословы – преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоцкий. Особая сложность в вопросе церковного землевладения стояла перед северными монастырями России. Здесь земельные владения многих обителей превышались территории иных европейских государств того времени, однако скудость местных земель не позволяла вести хозяйство на должном уровне, что побуждало к новым приобретениям. Если взглянуть на карту карельских монастырей к началу XVIШ века то мы сможем насчитать более 60 обителей! По замечании. греческого инока Епифания, посетившего наш край в эту пору, Карелия была ничем иным как одной, единой «Метохией» (в приблизительном переводе «Метохия» обозначает «монастырская земля» и происходит от греч. μετοχή — церковный надел).

Для Русской Православной Церкви XVIII век стал веком потери своего авторитета. Российские правители пытались всячески отлучить духовенство от решения государственных вопросов и снизить церковное землевладение. Секуляризация церкви стала одним из пунктов такой политики.

Екатерина II в этом вопросе не отличалась от своих ближайших предшественников. Почти сразу после своего воцарения она отменяет указ покойного Петра III об изъятии земель епархий, монастырей и храмов. До вступления на престол она обещала не посягать на церковные вотчины. Однако уже через три недели после отмены указа Петра правительница создает специальную комиссию для решения вопроса о церковных землевладениях.

Однако церковные земли, которые русские обители честно собирали в течении многих веков, были чрезвычайно заманчивым приобретением.

Основной причиной секуляризации стало чрезмерное распространение беломестных (свободных от налога) церковных земель, снижавшее доходы казны. «Никакое новое государство не в силах было уже переваривать в своей полицейской и экономической системе то церковное землевладение, которое стало уже уродливым пережитком, оставшимся от древних удельных времён в организме нового централизованного государства», — пересказывал логику государства А. В. Карташёв.

Кроме того, в наследие от XVI и XVII веков Российской империи досталось непомерное количество монастырей, многие из которых к середине XVIII века оказались с минимальным числом монашествующих или совсем обезлюдели.

Движению против монастырского землевладения способствовало, сверх того, несоответствие его обету нестяжания, явно сквозившее сквозь компромисс, выработанный византийским правом ещё до времени принятия Русью христианства и перенесённый в Россию вместе с Номоканоном. Он состоял в том, что монах не может иметь личной собственности, но может пользоваться собственностью монастырской. На этом основании Номоканон признавал права монастырей, между прочим, и на земельную собственность, населённую арендаторами-крестьянами, отрицая безусловно только прямое церковное рабовладельчество. Для того, чтобы владение большими имениями не вредило аскетической строгости жизни, церковь установила принцип: «Церковное богатство — нищих богатство» и на основании него требовала, чтобы монахи не «вступались в села» и монастырское начальство тратило на продовольствие монахов минимальную долю доходов, а всё остальное употребляло бы на церковное строение и украшение, школьное дело и всяческую благотворительность.

О подготовке реформы распорядилась в 1757 году богомольная императрица Елизавета Петровна, а её преемник Пётр III потребовал ускорить подготовку манифеста. За три месяца до своего свержения он успел подписать указ, предусматривавший передачу недвижимых церковных имуществ вместе с Коллегией экономии в ведомство Сената, а также прекращение дотирования монастырей, не способных обеспечить себя самостоятельно. Этот указ предельно обострил отношения императора, вообще не особо уважительно относившегося к православию, с Русской церковью.

Обер-прокурор синода Мелиссино предлагал не ограничивать реформу одними хозяйственными вопросами, но распространить её и на сферу канонического права. «Пункты» Мелиссино (проект наказа законодательной комиссии 1767 года) предполагали своеобразную «реформацию» Русской церкви в соответствии с принципами Просвещения: уничтожение общеобязательных постов, облегчение разводов, разрешение четвёртого брака, упрощение ряда обрядов и т.д. После длительной переписки с Мелиссино императрица забраковала его проект. «Пункты» Мелиссино были изданы Бодянским в «Чтениях Общества Истории и древностей» .

Императрица Екатерина II 26 февраля (8 марта) 1764 года издала указ о церковных владениях , заканчивающий многовековое противостояние Русской Православной Церкви и государства. Указ касался вопроса о церковных владениях. Важнейшие положения его были следующие:

• Все имения Святейшего Синода, а также монастырей, приходов и епархиальных кафедр передавались государственной Коллегии экономии.

• Все церковные учреждения отстранялись от управления имениями, а также монастырями, приходами и епархиальными кафедрами.

• Крестьяне, проживающие в указанных имениях, перепоручались в ведение Коллегии экономии, и в дальнейшем именовались «экономическими крестьянами». Надо заметить, что указанных крестьян, по ревизии 1760 года, составляло 910866 ревизских душ (то есть только мужчин).

• Вместо барщины и оброков с 1 (12) января 1764 года данные крестьяне обязаны были платить по 1,5 руб. подушного оклада, который поступал в государственную казну непосредственно через Коллегию экономии.

• Для содержания церковных учреждений (монастырей, приходов и епархиальных кафедр), ранее владевших землёй, Коллегия экономии должна была выделять определённую сумму.

• Епархии разделялись на три класса, их содержание назначалось в зависимости от наделённого класса.

• Для монастырей, кроме подчинённых Киевскому митрополиту (поначалу), составлялись монастырские штаты, в которые были внесены 225 монастырей, разделённых на 3 класса по уровню содержания.

По донесению Святейшего Синода от 1 (12) января 1762 года во всех епархиях Российской Империи на тот момент насчитывалось 954 монастыря, в которых находилось 11 153 монашествующих. "Статистический временник Российской империи" писал в 1887 году о 953 монастырях, из которых 732 были мужскими и 221 - женскими. К 1762 году они владели вотчинами, к которым было приписано 769610 крепостных душ мужского пола. Правительство признало владение такими ресурсами не соответствующим назначению монашеских обителей. После секуляризационной реформы Синод постановил упразднить 418 монастырей. Из оставшихся монастырей 226 стали получать денежное содержание от государства. Оставшиеся 310 монастырей объявлялись выведенными за штат и должны были существовать на добровольные народные пожертвования.

По штатам 1764 года, штатные (получающие содержание от государства) монастыри, кроме лавр, были разделены на три класса "сообразно богатству и знатности":

• 1 класс: 15 мужских, 4 женских

• 2 класс: 41 мужской, 18 женских

• 3 класс: 100 мужских, 45 женских

Через два года, 31 марта (11 апреля) 1764 года, вышло следующее дополнительное распоряжение: монастыри за штатом (заштатные) должны быть также разделены на 3 класса:

• 1 класс — 20 монастырей

• 2 класс — 56

• 3 класс — 85

Итого 161 монастырь с 1247 монашествующими. Остальные 149 монастырей упразднялись. Оставшиеся заштатные монастыри должны были существовать либо на добровольные приношения, либо за счёт расположенной около обителей земли, обрабатываемой монахами собственными силами. Таким образом, в Великороссии оставалось всего 387 монастырей.

Секуляризационная реформа была впоследствии распространена за пределы Великороссии. В 1786 году аналогичная ситуация установилась в Киевской, Черниговской и Новгород-Северской губерниях, а в 1788 году — в Курской, Екатеринославской, Харьковской и Воронежской губерниях.

В Карелии были секуляризированы Андрусовский монастырь, Крестогорская Тихонова пустынь, Лихвинский Афанасьевский монастырь, Муромский монастырь, Яшезерский монастырь, Петровский Соломенный монастырь и еще ряд обителей. К середине XVIII в. большинство местных обителей пришли в упадок и обезлюдели, хотя под секуляризацию подпали и многие крепкие монастыри. Во время проведения монастырской реформы ониоказался "за штатом", т.е. лишился. всех своих земельных угодий и не получил денежного пособия от государства.

Секуляризационная реформа 1764 года во многом положила начало новой эпохе в истории Русской Православной Церкви.

Для позднейшей истории русского монашества штаты определили не только финансовое положение, но во многом и духовное развитие монастырей. Появилось два разных типа не только обителей, но и монахов, а монастырский устав как основа иноческого жития надолго утратил свое значение. Определенное штатами содержание для монастырей было слишком мало, его едва хватало на братию, монастырские строения из года в год ветшали и разрушались, а настоятели опасались доносить об этом Синоду ввиду возможности упразднения монастыря. Чтобы улучшить финансовое положение обителей, настоятели зачастую стремились сократить предусмотренное штатами число монашествующих. Монастыри обеднели и обезлюдели, но в новых условиях, без бремени забот о собственности, появился и стимул для переустройства монашеской жизни на аскетических основах.

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии по материалам:

1) Смолич, И. К., Русское монашество, 988—1917

2) Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Том 2.

2020 год.

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru