ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления |  E-mail


“Греко - православное исповедание есть первое между другими вероисповеданиями Карелии, и по нему устраивается государственный строй…”

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

Идея создания национальной автономии в Карелии возникла задолго до того, как пожар революции охватил Российскую империю. Северная Карелия нет-нет да и удивляла просвещённый мир, напоминая из своей глуши, что здесь живет народ ещё не испорченный пороками, давно принятыми за норму жизни другими цивилизациями. Когда в начале 1830-х годов Элиас Лённрот совершал первые свои походы в рунопевческие деревни, он не без основания высказал свои опасения насчет лихих людей, которые на финской стороне подкарауливали одиноких путников. "Да что ты, - рассеял его опасения сопровождавший его крестьянин, - у нас в Карелии такого не бывает, мы живем здесь как птицы в лесу, никого не обижаем". В 1879 году журналист из Оулу Алексантери Эрвасти, посетив эти места, был удивлён и обрадован: "Поражает то, насколько успешно смогли карелы после длившихся столетия сражений сохранить своё национальное самосознание и достоинство, и если мы сможем оказать им ту помощь, которую мы обязаны им оказать, то мы с полным основанием можем надеяться, что победа склонится как на их, так и на нашу сторону, и прекрасная карельская земля сохранится чистой от всего чуждого".

В самой Карелии к этому времени появились свои подвижники и своя интеллигенция. Стали работать народные библиотеки, сделали первые пробные шаги национальные школы, в деревенские читальни стали поступать периодические издания.

21 декабря 1905 года в Ухте было проведено собрание местной интеллигенции. Продолжено оно было в январе 1906 года. На этом собрании были выдвинуты тезисы обращения к правительству, которые в марте 1906 года были обсуждены и приняты на съезде представителей волостей Беломорской, или Архангельской, Карелии в Кеми. В сущности это была программа развития края. Она была отправлена с делегатами в Петербург за подписями трёх тысяч жителей края. Предложения были нереволюционными, или, точнее, некрамольного характера. Требования были следующие.

Конституционной, общенародно избранной формы правления.

Равенства и свободы личности, свободы слова и вероисповедания, свободы проведения собраний и создания объединений и союзов.

Права наследования земли и лесов.

Улучшение условий жизни людей, занятых тяжелым физическим трудом.

Улучшение транспортного сообщения, организация почтовой и курьерской службы.

Запрет на торговлю спиртными напитками в населенных пунктах и на разлив.

Преподавание в школах Карелии на родном языке.

Медицинское обслуживание, увеличение количества врачебных и фельдшерских пунктов.

Богослужение на родном языке и подготовка священнослужителей своей национальности.

Преобразование военных учреждений и сокращение срока службы в армии.

Улучшение работы местных властей.

Устранение таможни между Карелией и Финляндией.

Была выражена просьба ввести в действие Указ Российского правительства о праве вероисповедания и обучения в церковных школах на родном языке. Указ был издан 30 апреля 1905, но местные и губернские власти всячески препятствовали его введению.

Правительство под давлением событий 1905 года пошло на некоторые уступки. Министр просвещения Толстой любезно принял делегацию из Ухты и дал разрешение открыть национальные школы, но, как упоминалось выше, уже в сентябре 1906 года (в разных источниках указываются даты закрытия - 1906 и 1907) по распоряжению Архангельского губернатора они были закрыты. Единственная национальная школа в Кивиярви, где учителем был Ийсакки Пирхонен, отец известного в крае просветителя Матти Пирхонена, просуществовала год и в сентябре 1907 года также была закрыта. Там же, в Кивиярви, ранее, в 1889 году, была открыта национальная школа и просуществовала она только один год. Основателем её был тот же Ийсакки Пирхонен.

Большую роль в деле национального просвещения карел сыграли Православные братства святого Георгия и архангела Михаила.

Последующие события в стране продиктовали необходимость самим решить вопрос: быть Карелии или не быть. С 1918 года лозунг автонмии Карелии поднимали разные силы. Это были Северное белое правительство, правительство Финляндии, а также виды на Карелию имела Англия. Всем им противостояли большевики. Народ не был безучастным в этой борьбе. Он хотел сам решать свою судьбу, и люди понимали, что надо быть готовым отстаивать свою независимость.

События сгущаются, интересы сталкиваются, и все чаще от имени и без ведома карельского народа начинают выступать разные политические силы. Они усердно втягивают Карелию в войну, провоцируют на её территории военные действия.

Исторические документы того времени довольно разноречивы. Чаще всего они составлены с пропагандистской целью, намерением развязать войну и политической трескотнёй пытаться оправдать свои действия. Народ края жил своей жизнью и питал одну надежду: сохранить мир на своей земле и трудиться на своё благо.

С началом в России неспокойного времени в Ухте стали формироваться отряды народного ополчения. Создание таких отрядов самообороны не было чем-то новым. Ещё во времена шведских нашествий, длившихся не одно столетие, была создана система разведки, оповещения о готовящемся нападении и самозащиты. Традиции эти не успели забыться. В 1918 году отряды самообороны создавались не целенаправленно против кого-либо, а для защиты населения и своей земли. Каждая деревня отряжала определённое количество людей, которые находились в постоянной готовности, числились в отрядах дозора или заграждения и назывались они партизанскими отрядами. Если же возникала угроза нападения, то на защиту поднимались все способные воевать. Были отработаны маршруты передвижения, налажены промежуточные базы, столь необходимые в условиях Севера, подготовлены средства передвижения в зависимости от времени года: лодки, лыжи, олени.

В 1918 году финские отряды по плану, разработанному Маннергеймом, начали вооружённое нашествие на Карелию под эгидой "освобождения". Подлинная их цель не вызывала никаких сомнений. Поздней осенью Карельский полк Северной Добровольческой Армии Северорусского Правительства Чайковского разбил отряды, возглавляемые Тойво Куйсма.

Говорить о предпочтении населения к каким-либо политическим партиям или убеждениям не приходится. Людям нужен был мир. Рассказывали, что в один дом зимой 1919-го пришли вооружённые люди. Дома оказались одни женщины. Один из пришельцев строго спросил: "Были ли здесь солдаты?" "Были", - ответила бабушка. "Красные или белые?" - встревожился тот. "Красные, красные, - охотно пояснила бабушка, - все красные, с мороза, а вот двое совсем белые, раненые бедолаги". Логику бабушки легко понять, но как было понять красных? После победы над белыми в жителей Карелии вселилось чувство собственной значимости, люди зажили в мире и спокойствии. Но вот подошли красные. Вели они себя далеко не так, как приличествует гостям. Порой доходило до стрельбы. Так продолжалось до самого лета, а потом они и вовсе развязали войну. Почему так резко изменилось отношение красных к местному населению? Формальной причиной выдвинули ту же, что и белые: отказ от призыва, затем отказ от трудовой повинности. Причина, как мы позднее увидим, крылась совершенно в другом. В ноябре 1919 года из Кеми поступает распоряжение - Всем волостным, земским управам. Категорически предлагаю приостановить таковым волостям не только отправку нормированных продуктов, но и подвоз продуктов с русской стороны. Красные отряды, действующие в Кемском уезде, были переориентированы. Сложившееся недовольство действиями Кемского Совета и вынужденная покупка продовольствия в Финляндии преподносились как стремление отделиться от России и примкнуть к Финляндии, и красных солдат настраивали относиться к местному населению с недоверием, а то и почти враждебно.Партизаны охраняли хлебные обозы, которые красные не стеснялись грабить, поскольку они шли из Финляндии. Партизаны своим присутствием урезонивали агрессивность красных, которая заметно возросла, поскольку Кемским Советом была выдана "индульгенция" на борьбу с "контрреволюцией". Местное население с крестьянской терпеливостью пытается добиться от Кемского Совета хоть какой-то справедливости. Провокационные действия Кемского Совета подталкивают события.

Как координирующий огран 21 июля 1919 года было создано Временное правительство Беломорской Карелии (иногда именующиеся Ухтинским правительством) во главе с С.А. Тихоновым.

Весной 1920 года назрела необходимость разрешить вопросы хозяйственной автономии территории, входящей в состав Карельского временного правительства. Поставка продовольствия была перекрыта, население голодало, пробиться за разъяснениями ситуации в Петроград, Петрозаводск или Архангельск не предоставлялось возможным. Что оставалось делать? Надо было самим позаботиться о жизнеобеспечении населения. Попытаться решить хозяйственные вопросы мирным путем. Такая постановка вопроса была не нова. Север на протяжении всех предыдущих столетий был экономически самостоятельным, и к этому он реально готовился уже на протяжении пятнадцати лет, добиваясь от правительства права автономно решать хозяйственные вопросы. В сложившейся ситуации это было единственно разумное решение. Советские историки позднее обвинили ухтинцев в сепаратизме. Так ли это? Съезд в свое работе взял за основу ленинский Декрет о праве наций на самоопределение, заявило об этом командованию красных отрядов, находившихся в Ухте, и пригласило командира Александрова, как ближайшего представителя Советской власти, участвовать на этом съезде. Александров отнесся к съезду с полным пониманием, как вполне законному мероприятию и гарантировал от имени Советского правительства полную неприкосновенность его делегатов. Своё слово он полностью сдержал.

На съезде представителей волостей, поддержавших Карельское временное правительство (КВП), который проходил с 21 марта по 1 апреля 1920 года в Ухте, была принята программа экономического развития края. Разработку ее начали давно, ещё в 1905 году, и первоначально в сжатом, тезисном виде она была изложена в резолюции Кемского собрания представителей волостей за тремя тысячами подписей жителей Карелии. Временный исполнительный комитет разработал применимый к тем условиям проект и предложил его на обсуждение представителям волостей. К началу съезда приехали представители девяти волостей. В журнале съезда все приехавшие делегаты отмечены поимённо. В ходе работы съезда подъехали представители еще двух волостей, всего 92 человека. Позже подъехали представители еще двух волостей - Ругозёрской и Ребольской. К концу июня 1920 года КВП подерживали 13 волостей: Кестеньгская, Вокнаволокская, Ухтинская, Вычетайбольская, Кондокская, Тихтозёрская, Юшкозёрская, Кимасозёрская, Олангская, Ребольская, Тунгудская, Летнеконецкая, Шунгозёрская.

В сложившейся к тому времени политической ситуации КВП волновал вопрос безопасности делегатов.

В параграфе 9 журнала съезда записано:"Командующий отрядом советских войск Александров заявил, что он гарантирует своим словом безопасность и неприкосновенность каждого делегата съезда, а также ничего не имеет против прибытия представителей от карел, живущих в Финляндии и дальних волостях. Гарантия Александрова принята и решено оповестить представителям о возможности прибытия на съезд".

Историки всегда выступают как адвокаты политиков. Так было и на этот раз. И только внимательное рассмотрение всех исторических фактов позволяет сделать вывод, что до бескорыстия тут было далеко. Красные, мало того, что перекрыли поставку продовольствия, они еще и грабили хлебные обозы, идущие из Финляндии. Все обвинения финских и советских историков в адрес карел в общей сложности сводятся к тому, что они не сделали низкий поклон в сторону именно их страны. Но в Карелии издавна бытует пословица, что если сделаешь низкий поклон в одну сторону, то неизбежно сзади стоящему покажешь задницу. По мнению историков каждой из сторон мы должны были сделать этот поклон как раз в сторону представляемой ими власти.

В канун начала съезда красные в Ухте получили установку не задирать местное население, и раз оно решило провести такое мероприятие, то пусть себе проводит, а там поглядим. Дело в том, что именно в это время намечались переговоры с Финляндией в Раяёки (Белоострове), и одним из главных вопросов был вопрос об автономии Карелии. Наркоминдел не знал подлинной обстановки на Севере. Финская пропаганда преподносила факты в таком виде, будто Карелия хочет отделиться от России и примкнуть к Финляндии. Кемский Совет, чтобы оправдать свои действия, направленные против народа, давал такую же тревожную информацию и своими действиями провоцировал народ к антисоветским выступлениям.

Большевики постарались использовать один из своих стандартных приемов агитации за советскую власть. В случае успеха можно было торжественно доложить: никаких сепаратистских настроений больше нет, восторжествовала советская власть. На съезд были посланы агитаторы Сонников и Михайлов. В течение двух часов Сонников на русском языке убеждал карел создавать Советы, и в заключение предложил отправить поздравительные телеграммы пролетариям Германии и Индии, где по его словам победила пролетарская революция. Делегаты съезда сочли это несвоевременным.

Интересно отметить что кроме вопросов государственного и экономического устройства Карелии широко обсуждались планы и церковных преобрахований. Так заявление четвертой подкомисии «Церкви и народного образования» исполкома съезда гласит: «Греко- правосланое исповедание есть первое между другими вероисповеданиями и сектами в Карелии, ибо его исповедует большая часть населения Карелии, и по нему устраивается государственный строй на основе исповедания этой религии. Свобода других вероисповеданий и сект. Решение вопросов, касающихся церкви и религии принадлежит главным образом народу, право голоса принадлежит каждому христианину... Постановили жалование священников определить следующим образом: основного 500 марок в месяц и 100 марок на каждого члена семьи до 15 лет. Или же 1000 марок в месяц. В каждую волость назначать не более одного священника, квартиру - от мирян, а отопление со стороны правительства... »

Отношение большевиков к карелам в преддверии и ходе съезда было настороженно-недоверчивым. Они еще выжидали: может удастся убедить делегатов подчиниться советской власти. Но при любом исходе цель была одна: никакой автономии, никакого самоуправления, и сразу же после съезда большевистская власть приступила к уничтожению Карельского временного правительства.

Но это уже совсем другая история…

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии по книге П.Р.Леонтьева «Ухта на переломе эпох» (Петрозаводск, 2008), 2020 год.

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru