ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ
Информационный портал Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Митрополита | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Архив
Беседы о Православии | Календарь | Новости | Объявления |  E-mail


Неизвестная победа

Фотографии раскрываются при нажатии мышкой на миниатюры.
При использовании устаревших браузеров фотографии можно открыть с помощью правой кнопки мыши >>> открыть в новом окне.

В современной трактовке истории России начала XX века, идущей ещё от советской апологетики большевизма и либеральной новорусской истории, часто пропагандирующей прямо противоположные ценности, наметившейся в эти годы победе над пьянством места не нашлось. А победа была очень близко — прямо накануне Первой мировой войны. И если бы не война, то, на мой взгляд, у России в вопросе алкоголя могла бы быть совсем другая судьба. Это могла быть победа — победа над многовековым российским пьянством, переходящим в алкоголизм.

***

Начало борьбе с этой позорной российской традицией в первые годы XX века положил один человек — один в поле воин — Михаил Дмитриевич Челышев (Челышов) (1866—1915). Происходил он из крестьянской семьи, родился в деревне Ворынино Владимирской губернии, где все крестьяне на заработках в городе работали малярами. Следует вспомнить, что из этих же мест выходили на Русь «владимирские богомазы». И отец Челышева был маляр, и юный Миша стал маляром. С официальным образованием у него не получилось — выгнали из второго класса церковно-приходской школы, и кое-какое образование он получил в семье. Возможно, это была старообрядческая семья, противница пьянства.

В жизни М.Д. Челышев не производил впечатления малограмотного человека. Напротив, впоследствии он проявлял себя как блестящий оратор, сведущий политик, успешный предприниматель, достаточно начитанный человек.

В 1880 году он вместе с отцом переехал в Самару, где и работал в малярной артели, организованной отцом. Дело Челышевых развернулось в торговый дом «Д.Е. Челышев с сыновьями». Михаил Дмитриевич в свою очередь записался в купцы и стал владельцем нескольких торговых заведений и бань. Источник благосостояния семьи Челышевых до сих пор остается загадкой, но существует легенда, что купец Семён Аржанов, увидев как-то Михаила, читающего книжку, пригласил его к себе и дал за просто так 10 000 рублей. Легенда эта сомнительна, так как по свидетельству современников С.Л. Аржанов был скуп до крайности.

Как бы то ни было, но имущественный ценз вполне позволял М.Д. Челышеву стать депутатом Самарской городской думы, и он им был с 1892 года вплоть до самой своей смерти, случившейся в 1915 году после неудачной операции по поводу аппендицита.

В 1907 году М.Д. Челышев, примкнувший к октябристам, был избран депутатом III Государственной Думы от Самарской области. Уже тогда он был ярым противником пьянства и всячески старался пропагандировать идею трезвости.

«Я глубоко уверен, каких бы мы законов не добились, какое бы правление не установили, но, если мы, в отдельности каждый, у себя дома не будем трезвые, — а от этого честнее и лучше…, то написанные на бумаге законы будут храниться в нынешних музеях… Они века пролежат, а мы в недалёком будущем будем обезличены и стёрты с лица своей родной отцовской земли. И на это самое место, где мы сейчас живём, придёт другой народ: трезвый, честный, сильный и будет жить и обсуждать свои дела», — писал М.Д. Челышев в своей брошюре под названием «Главная причина нашего несчастья», выпущенной в 1907 году.

Советская историография характеризовала III Думу как реакционную, и на это были все основания. К тому же в той Думе было всего четверо большевиков, которые погоды, естественно, не делали. Но речи депутата-октябриста М.Д. Челышева и последующие вслед за этими речами дела Думы были, на мой взгляд, весьма прогрессивны и многообещающи.

На одном из первых заседаний III Думы М.Д. Челышев поставил вопрос о национальном отрезвлении: «В 1902 году было продано 63 000 000 вёдер водки, а в 1906 году — уже 85 000 000 вёдер… Если мы не будем трезвы, то мы в скором времени будем обезличены и стёрты с лица нашей родной земли… Кто разграбил Одессу, кто выжег Владивосток? Пьяная, озверелая толпа… Гладстон говорил, что ни война, ни чума не берут от народа столько материальных жертв и здоровья, как водка». Речь прерывалась смехом и свистом депутатов, а один из них назвал выступление Михаила Дмитриевича пустяком по сравнению с другими проблемами.

Освистать-то его освистали и, тем не менее, включили в состав думской противоалкогольной комиссии.

В 1909 году М.Д. Челышев был избран главой Самары. Его деятельность на посту мэра способствовала гласности и прозрачности контроля за чиновниками. Пресса получила доступ к документам Думы. Естественно, что многие гласные Самарской думы его за это невзлюбили. Челышев стал издавать беспартийную газету «Самарский край», конечно же, резко антиалкогольного направления. На газету часто накладывались штрафы. Редактора иногда заносило, и он давал исключительно резкую оценку событиям. Так, в частности, он утверждал, что во время Русско-японской войны все русские солдаты были алкоголиками. Газету вскоре прикрыли.

Сейчас нам трудно представить в полном объёме противоречивую личность М.Д. Челышева, исполненную колоссальной внутренней энергии. Да, он был авантюрен — целенаправленно авантюрен, если так можно выразиться, но авантюризм этот, на мой взгляд, сыграл исключительную роль в борьбе с алкоголизмом.

Л.Н. Толстой дал М.Д. Челышеву такую характеристику: «Соединение ума, тщеславия, актёрства, мужицкого здравого смысла и самобытности». Актёрства М.Д. Челышеву было не занимать, он постоянно держал публику в напряжении. Однажды он успешно выступил перед десятью тысячами рабочих (!) за Нарвской заставой и убедил некоторых из них бросить пить.

Благодаря М.Д. Челышеву Самара стала пионером Поволжья в деле озеленения и асфальтирования городов. Его современники говорили, что Михаил Дмитриевич был человеком прижимистым, и, тем не менее, он финансировал и руководил строительством храма во имя Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

Самарские гласные постоянно раздували конфликт в своих отношениях с городским головой из-за постоянных отлучек последнего в столицу и пожаловались губернатору Н.В. Протасьеву (1854—1915) (кстати, с 1902 по 1910 гг. бывшему начальником Олонецкой губернии): «В те… очень немногие дни, когда он пребывает в городе Самаре, он не может войти сразу в курс тех дел, которые прошли или были налажены в его отсутствие, и вносит в эти дела только один хаос. Обладая крайней самоуверенностью, он начинает делать безапелляционные распоряжения, идущие вразрез тому направлению дел, которое создавалось в его отсутствие». Сочувствую Челышеву, губернатор всё-таки не смог ему помочь.

На предложение гласных добровольно оставить свой пост М.Д. Челышев сначала ответил отказом и заявил: «Стоя во главе движения за уничтожение народной отравы в России алкоголем, я полагаю принести своей любимой родине и Самаре большую пользу, чем если бы я неотлучно находился в Самаре и занимался только делами города».

Далее М.Д. Челышев окончательно дал волю своим эмоциям, чем и окончилось его пребывание на посту главы Самары: «Я, как и раньше, высоко держал голову, так и впредь буду держать. Не трогайте больше меня. Я не хочу, чтобы прикасались ко мне грязными руками».

В 1912 году М.Д. Челышев говорил с трибуны Думы: «Плоды моей борьбы с пьянством, на первый взгляд, может и не велики, но они непоколебимо свидетельствуют о том, что в деле потребления алкоголя прошел крупный сдвиг в сторону трезвости… Всего 3-4 года назад на все призывы к борьбе с пьянством слышались стереотипные ответы, что это и бесцельно, и опасно, раз пьянство охраняется правительством, и все пути к трезвости заказаны. Теперь подобные препятствия отошли в область преданий, и пути к трезвости широко и свободно открыты для каждого… Если до сих пор наше русское общество отличалось бездеятельностью только потому, что его деятельности мешало правительство, то теперь, в вопросе борьбы с пьянством правительство отступило и тем дало обществу возможность проявить свою деятельность самым разнообразным способом. Эта интеллигенция может как никогда проявить свои лучшие намерения по отношению «забитого и забытого» мужика и принести ему действительную, а не теоретическую пользу».

В октябре 1912 года он добровольно покинул свой пост. В IV Государственную Думу его не избрали, но вопросы, связанные с пьянством, поднятые депутатом М.Д. Челышевым, всколыхнули всю Россию, включая и Олонецкую губернию.

***

На мой взгляд, что на протяжении всей истории России лекционная деятельность не приносила такой пользы, как накануне Первой мировой войны. Связано это с созданием в России в конце 1913 года Общества борьбы с народным пьянством. Особенно активны в антиалкогольной пропаганде были религиозно-церковные общества. Лекции, в которых преобладала антиалкогольная тематика, читались и в Благотворительном обществе, и в Братском Назарьевском доме, и в чайной Общества борьбы с народным пьянством, и в гимназиях.

Воскресенское Братство трезвости открыло в помещении Александро-Невского училища бесплатную читальню, главной деятельностью которой видело пропаганду трезвости и борьбу с пьянством. Впечатляет количество периодических изданий, выписанных для читальни: «Олонецкие губернские ведомости», «Олонецкая неделя», «Известия Общества изучения Олонецкой губернии», «Вестник Олонецкого губернского земства», «Русское чтение», «Трезвая жизнь», «Трезвые всходы», «Вестник трезвости», «В борьбе за трезвость», «Отрезвление», «Отдых христианина», «Паломник», «Нива», «Вокруг света», «Дружеская речь», «Московские ведомости», «Свобода и порядок», «Гроза», «Сельский вестник», «Воскресный благовест», «Троицкое слово», «Божия нива, «Вестник Союза русского народа», «Известия Вытегорского округа путей сообщения», «Российское животноводство», «Верность», «Русская земля», «Нева». Читальня стала пользоваться огромной популярностью у жителей Зареки и Голиковки — рабочих окраин Петрозаводска. Мастеровые охотно брали книги и журналы на дом, причём в этой читальне не брали залог, а только записывали в карточке точный адрес читателя.

Р. Прушевский приводит в «Олонецких губернских ведомостях» программу лекций в читальне и отмечает, что зал, когда читаются лекции (по воскресеньям с 6 вечера), всегда переполнен рабочими: «Религиозно-нравственные основы трезвости», «Жизнь алкоголика и трезвенника», «Бутылка погубила. О вреде пьянства», «Пагубность пьянства», «Как идёт жизнь в человеческом теле», «Горе-злосчастье, пагубность пьянства и святочный рассказ», «Весенние и грозовые явления природы; смерть пьяницы и «с пьяных глаз», «История Петербурга; пьянство хуже смерти», «Разговор о трезвости и пьянстве», «Народная мудрость о винопитии» и др.

Столь же важную роль в борьбе с пьянством играл и Назарьевский Братский дом, действовавший с 1900 года, но его деятельность была несравненно шире борьбы с пьянством. Значение Назарьевского Братского дома в культуре старого Петрозаводска достаточно велико. Под его кровлей помещались несколько епархиальных библиотек: Александро-Свирского братства, Карельского и Палестинского обществ, епархиально-миссионерская и церковно-учительская. Здесь же размещался церковно-школьный музей Олонецкой церковной общины. В помещении Братского Назарьевского дома устраивались курсы для учителей и миссионеров, для общества потребителей, изучение Олонецкого края, чтения, лекции, концерты, школьные праздники и т.д.

Колоссальную помощь в борьбе с пьянством оказал кинематограф. 27 и 28 марта 1914 года в зале Общественного собрания Петрозаводским Уездным Комитетом попечительства о народной трезвости была показана кинокартина в четырёх частях «Пьянство и его последствия». В фильме были засняты опыты в Лаборатории Московских женских курсов о влиянии алкоголя на отдельные органы и весь организм человека. В последней, четвертой, части были показаны типы пьяниц и сцены из их жизни. Комментировал картину доктор И.А Шиф. За два дня эту кинокартину посмотрело 2500 человек (!).

Мощная антиалкогольная пропаганда 1914 года оказала на жителей Петрозаводска и Олонецкой губернии заметное положительное воздействие. Газета «Олонецкая неделя» писала, что «наступившая трезвость освободила массу сил, которые раньше парализовывались губительным влиянием алкогольного яда». Статистика показала, что упало количество преступлений, значительный процент которых совершался в состоянии алкогольного опьянения. Значительно ослабли нелады в крестьянских семьях. Кроме того, появилась надежда на улучшение здоровья людей в будущем. В той же газете отмечалось, что «между трезвостью и народными чтениями существует тесная взаимосвязь — трезвость делает более полезными чтения, а чтения усиливают трезвость».

Следует отметить, что в 1914 году борьба с пьянством велась на государственном уровне. По всей России по инициативе Всероссийского трудового союза христиан-трезвенников 8-9 апреля был устроен Всероссийский праздник трезвости. Не осталась в стороне и Олонецкая губерния. Во всех храмах — Божественная литургия с поучениями, крестными ходами и раздачей листовок, призывающих к трезвости. Проводился денежный сбор в пользу Общества трезвости. А вечером в Братском Назарьевском доме состоялось общенародное чтение. Были прочитаны рассказы из жизни пьяниц, причем рассказы эти были горькими, а не как это чаще бывает, юмористическими. Доктор И.А. Шиф рассказал о последствиях пьянства. После этого выступил Соборный хор с пасхальными песнопениями. Брошюры о вреде пьянства раздавались бесплатно. Продавались жетоны и конверты с изречениями против пьянства.

8-9 апреля все питейные заведения в городе Петрозаводске были закрыты.

Не прошло и месяца, а 11 мая Воскресенское общество трезвости вновь устроило в городе Праздник трезвости с архиерейским богослужением, с молебном, крестным ходом и раздачей листовок о трезвости.

С 6 до 10 часов вечера на Мариинском бульваре было гулянье под оркестр, проводился кружечный сбор с раздачей жетонов на устройство в Петрозаводске народного театра — было собрано 347 рублей. Питейные заведения в этот день были закрыты.

Борьба с пьянством в Олонецкой губернии была настолько успешной, что весной 1914 года по ходатайству крестьян д. Лазаревской Ряговской волости Каргопольского уезда были закрыты две казённые винные лавки. Также по требованию крестьян были закрыты все винные лавки в деревнях Парфиевской, Патракиевской и Пилатниковской Девятинской волости Каргопольского уезда. Волостной сход крестьян Тихмангской волости Вытегорского уезда 29 марта 1914 года вынес решение «о воспрещении открытия в будущем заведений с продажей крепких спиртных напитков во всей Тихмангской волости», а лица, осуждённые за тайную торговлю алкоголем, подлежат выселению.

С 1 июля 1914 года согласно ходатайству крестьян д. Калинкина Горка Петрозаводского уезда торговля алкоголем была запрещена в черте усадебной осёдлости. Многие крестьянские общества собирались ввести запреты и ограничения с 1915 года. В Олонце были введены ограничения на торговлю алкоголем: в будние дни торговля была разрешена с 8 до 20 часов, в воскресные и праздничные дни — с 12 до 17 часов. В двунадесятые праздники, Новый год, Рождество и Пасху торговля алкоголем была запрещена.

Оценивая обстановку в России в первой половине 1914 года, следует подчеркнуть, что это был период самой активной, мощной и эффективной борьбы с алкоголем за всю историю России. Причём главным оружием этой борьбы была достаточно успешная пропаганда и лишь частичные ограничительные запреты. Самое главное, что на призывы почти одинокого борца за трезвость М.Д. Челышева откликнулись всё разнослойное российское общество, церковь и государство. Дальнейшему успешному продолжению антиалкогольной политики помешала война, с началом которой в стране был введен «сухой закон», который вряд ли пошел на пользу России, но это уже отдельная тема.

При подготовке материала использованы публикации в газетах «Олонецкие губернские ведомости» и «Олонецкая неделя» за 1914 год из Госархива Республики Карелия.

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии по материалам статьи Борис Гущина «1914 год. Неизвестная победа накануне…», 2020 год.

См. также:

© Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии
При использовании данного материала просьба давать ссылку на сайт Петрозаводской и Карельской епархии, http://eparhia.karelia.ru