ПРАВОСЛАВИЕ В КАРЕЛИИ. Сайт Петрозаводской и Карельской епархии

Страница Архиепископа | ИсторияХрамы | Монастыри | Святые | Газета "Сретение" | Архив
Беседы о Православии
|
Праздники | Православный центр | ГостеваяОбъявления  | E-mail


По страницам православных изданий

О РУССКОМ КРЕСТЕ

Без любви к крестоношению невозможно понять Евангелия, без этой любви невозможно стать воцерковленным человеком, без этой любви невозможно понять и Россию. Потому что тайна России — Крест и крестоношение. Причем, нужно эту русскую тайну опытно изведать, как бы чувствовать строй русской истории, ее внутренний дух, сокрытую цель. А без этого безплодно только будешь недоумевать, сетовать — почему Россия не Америка? И действительно, множество людей ломают голову над этим, как будто бы пустым вопросом, но тем не менее, тревожащим их внутренний покой. А ответ лежит на поверхности: откиньте от России Крест, и она вполне может стать Америкой. На мгновение — перед тем, как исчезнуть с лица земли, с исторической арены. Ибо необходимость крестоношения, то есть подвига и служения — и собрало, и устроило Россию. И, если живет еще Россия, то это значит, что многие и многие наши соотечественники не отрекаются от крестоношения, не изменяют кресту. Может быть, большинство из них не смогут сформулировать ответ на вопрос: почему мы верны России? Но то, что эти люди, хоть и неосознанно, но чувствуют, что крестоношение — знак избранничества России, это несомненно.

Так в чем же крест русской истории? Первое — это катастрофичность русской истории. Несчетное количество раз горела Москва, и вновь отстраивалась и забывала о минувшем пожарище, радовалась краскам жизни, пока опять не превращалась в дымящиеся головешки. И головешками дело не кончалось: побиты бывали лучшие сыны Отечества, до половины населения уводили в полон, продавали на невольничьих рынках. Эти бедствия, с регулярностью молота обрушивавшиеся на русскую землю — прямо-таки символ русской истории. Всю историческую протяженность кто-нибудь да и устроит на Руси очередной погром — то ляхи, то французы, то большевики с немцами, то немцы без большевиков.

Вообще Россия вся, а не только Царь-страстотерпец Николай Александрович, более всего подобна Иову Многострадальному, которого попущено было поразить диаволу «от ногу даже до главы». А вереница исторических имен, таких как Ленин и Троцкий, Сталин и Хрущев, Горбачев и Ельцин отзываются в сознании как те вести, одна сокрушительнее другой, которые приносили вестники Иову. Конечно, весь русский народ не мог единым сердцем и едиными усты повторить мудрость Иова: «Господь дал, Господь взял, да будет благословенно имя Господне!» Но в лице лучших своих представителей распятый русский народ вместе в благоразумным разбойником осознал и исповедовал истину: «Поделом нашим приемлем». Проклятия в адрес «этой страны», издевательства над «народом-богоносцем» неслись от шуей стороны или от русофобствующих книжников и фарисеев. «Аще Сын Божий, сойди со Креста!»

И что примечательно: по толкованию святителя Иоанна Златоуста в земле Уц, в Аравии, где жил Иов, все были развращены. Там, пишет Иоанн Златоуст, не встречались примеры благочестия, и тем более удивительно, что среди них жил Иов. Точно так же и Россия. Россия была оплотом благочестия посреди объюродевшего мира, работавшего миродержцу и называвшего это «прогрессом». И гром небесный поразил не «развращенных обитателей Аравии», а праведного Иова, не безбожный Запад, а православную Россию. Замечательно как сказано об Иове в Библии: «Человек незлобивый, истинен, непорочен, богочестив, удаляяся от всякого зла». Все эти характеристики можно отнести к русскому национальному характеру, наиболее ярким примером которого был духовный облик Царя-мученика Николая II. В те делекие времена, в которые жил Иов Многострадальный. «Иов, сидя на гроище, черепками соскребал гной», но пророчествовал между тем о всеобщем воскресении. Вот какие слова изрек тогда Иов Многострадальный: «Вем бо Присносущий есмь иже имать искупити мя». То есть он как пророк видел уже воплощение единосущного Сына Божий, и далее его пророческие уста возвещают: «Знаю, Искупитель мой жив и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам, мои глаза, не глаза другого узрят Его». Как потрясают эти слова о всеобщем воскресении из мертвых и обновлении жизни, когда новое небо и новая земля придут на смену ветхому творению. И за веру эту, за терпение скорбей, за всю ту твердость духа, с которой Иов прошел страшные испытания, «Господь же благослови последняя его, неже прежнее». То есть вознаградил Иова, вернул ему все отнятое сторицею. Хотя его ближайшие друзья сомневались в том, что крест, страдания — это знак избранничества Божия.

То же самое можно сказать о России и почти о всяком русском человеке. Потому что сейчас страна внешне не в самом блестящем положении. Что ни день, то новые известия об унижении державы, об оскудении ее материальных сил, об оскудении сил духовных (потому что вера не так возрастает, как следовало бы для того, чтобы пережить это лихолетье). И, вместе с тем, нет человека, который бы в грохоте очередной исторической катастрофы не согревал бы свою душу надеждой на возрождение России, твердо веря, что страдания только очистят и преумножат ее силы. Более того, заметна связь, как бы прямая зависимость — чем страшнее поражает Россию катастрофа, чем мучительнее крестная мука России, на которую ее обрекли враги, тем яснее становится, что Россия не окончится на таком позоре, в страшных муках, что за этим последует воскресение.

Крест русской истории не только в том, что русские не без внутреннего выбора освоили огромную равнину, не защищенную горами или какими-либо серьезными рубежами. Это — русское поле, открытое всем ветрам. И у обитателей этого поля, которые могут защитить себя только внутренней сплоченностью, только жертвенностью, нет доброжелательных соседей. Напротив, все они нацелены на это поле, как на добычу; на Русь Святую как на явление враждебное (так им мнится), как на явление вредное, излишнее. Это геополитический крест русской истории. И нашими предками он был выбран сознательно. Например: прародина германских племен — это север, и они всю свою историю с неослабевающим упорством двигались на юг, а славяне — наоброт, их прародина — Дунай, то есть юг Европы, а они двинулись на север (именно наши родичи). И в этом видится символизм: они не стремились овладеть тучными житницами для того, чтобы получше по-земному устроиться, упрочить свое существование на земле. Они искали чего-то другого. И видится, что это была духовная свобода. Поднимаясь на север, в дебри лесов сначала умеренного, а потом и более сурового климата, наши сородичи как бы желали сохранить духовную целостность и целомудрие — меньше проливать крови своих соперников или соседей. И поэтому все более и более земли тучные они оставляли иным народам, а сами приобретали хоть и скудную землю севера (дошли почти до Полярного круга), но тем не менее так они удовлетворяли свое стремление к воле, к духовной свободе.

Итак, появилась великорусская общность, которая отличалась от южных наших сородичей — славян. Новгородцы, эти безстрашные покорители неосвоенных земель Севера, жили тем, что Бог пошлет, не терпели оседлой жизни, которая бы ослабила их волю, представляют самый яркий тип северного русского человека. Жил он в деревнях, не запирая своих домов, не любил «рыночную экономику», если по нужде выбирался на какой-нибудь базар, то не торговался, а говорил, смущаясь: «Что дадите, за столько и продам». Похож ли этот северный строй души на любого южанина, для которого базар — это центр жизни, средоточие всех интересов, центр вселенной? Самое интересное, самое захватывающее для южанина — это возможность поторговаться, выторговать хоть полушку. Вот как разминулись духовные типы северных людей и южных.

И, конечно, на религиозный склад южан и северян повлияла эта сложившая разница духовных типов. Выразилось это, например, в иконописи: северная иконопись отличается неуловимой неподражаемой хрупкостью и нежностью и образов, и техники. На юге любят яркость, реалистичность.

А что касается Запада, то они вообще никогда нас не поймут — мы для них чужие. Для Запада русский человек не только непонятен, но он даже и вреден, опасен в своей загадочной необычной духовной направленности. И, конечно, смешно рассуждать о том, почему Россия не Америка, используя только экономические причины, как мы часто слышим. Или, еще более частый упрек: посмотрите на нашего соседа — на Финляндию. Такая же северная страна, не богатая природными ресурсами, а экономически процветает, как далеко они ушли в своем благосостоянии от нас. А ответ совершенно прост. Сейчас ни одна страна не может самостоятельно (если нет на то политической воли, а у России, например, есть все необходимые природные ресурсы, и она могла бы жить самостоятельно) строить свое хозяйство, политику, образование. Россия скована долговыми обязательствами, как паутиной, и так или иначе, наша страна вовлечена в состояние зависимости от тех «устроителей мирового порядка». И для них Россия — чуждое явление. А Финляндия — это их родное, страна западная по культуре, по сознанию, по вероисповеданию. Поэтому мировое правительство всегда даст возможность этой стране хорошо существовать, материально благоденствовать. И тем самым укорять своих соседей — православных русских тем, что они такие бездарные, такие ленивые и ни к чему не способные.

Что же все-таки ждет нас? И как мы должны прозревать в туманное будущее нашей страны, вознесенной по сути дела на голгофский Крест нынешними историческими обстоятельствами? Россия повторяет путь Господа, но он и может быть только таким — тут и предательство (немало Иуд поработало для того, чтобы Россия оказалась распятой), тут и объединение римских когорт, наследниками которых стала вся военщина НАТО, тут и Пилаты всяких международных организаций, которые с помощью двойного стандарта умывают руки. Но если отречься от этого Креста, то откажешься вне великого дела Господа…

…И нам нужно научиться твердой вере в предназначение России, не малодушествовать под тяжестью креста, а твердо уповать на Промысел Божий. И верить в то, что не оставлена Богом Россия. Пока в России живо Православие, нужно верить, что за русским народом — будущее, за Русским народом — спасение мира. И Крест наш — воистину «древо преукрашенное». Крест — тайна русской истории.

Протоиерей Алексий Масюк,
настоятель храма святого великомученика и целителя Пантелеимона
Статья из журнала «Православный летописец Санкт-Петербурга» (в сокращении).

См. также: